"Недуги большинства братьев"

недуги (1)

Недуги большинства братьев

 

Я прежде рассказал вам о недугах,

Отдельных наших дорогих сестер,

И может быть в сих искренних потугах,

Мой слог был слишком колок и остер!

За это я прошу у них прощенья,

Но мы сегодня на земле войны.

И здесь так многократны наущенья.

И так сокрыты козни сатаны!

Отсюда, из далеко зиндана,

Вдали от муравейника мирского,

Особенно видны пути обмана.

И все дороги тления людского!

Призыв всегда молчания полезней.

И нынче без стеснительного взгляда.

Я расскажу о множестве болезней,

Мужского пола Уммы Мухаммада!

«Страх смерти» (часть 1)

О страхе перед смертью у сидящих,

Написано и сказано не мало.

Но где тот свет и блики лиц горящих?

И где та поступь по Стезе Амала?

Где взрывы и стрельба с полей сражений?

Где трассера стволов и блеск кинжала?

Неужто умма первых поколений.

Спокойно на диване возлежала?

Где чтение Корана в блиндаже?

Где лязг и скрежет возбужденной стали?

Неужто мухаджиры в гараже,

Или на даче истину искали?

Где слезы от бесчисленных потерь?

И где тела, что покрывает хладом?

Неужто наш Пророк закрыл ту дверь,

Что свято именуется Джихадом?

Где бревна вместо крашенных беседок?

И где трава взамен светлиц молельных?

И наконец где голод, что не редок?

Иль Судный День свершится для отдельных?

О страх, что вызывает близость смерти!

Что прячется за множеством забрал.

Как жаль что в повседневной круговерти,

Ты множество обрезанных сковал!

О смерть, что параноей многих стала!

Чей нафс о долгой жизни голосит.

Ужель сия когорта не читала,

Что каждая душа тебя вкусит!

«Любовь к мирскому» (часть2)

Второй недуг — любовь к всему мирском,

Которой так превышена шкала.

К огням витрин и шуму городскому,

Или к скоту и пастбищам села!

Строения со множеством личин.

И полисады, что облюбовались

Зовут и манят, множество «мужчин»,

Которые покорными назвались!

Разнузданная стоимость одежды,

Любых машин последние модели,

Лишают поклонявшихся надежды,

На подтвержденье сказанного в деле!

Торговля, что пугается застоя.

И чуждое в Исламе кумовство.

И выбила, и вывела из строя,

Здоровое муслимов большинство!

Конторы, магазины, кабинеты,

Спокойствие, блаженство и услада…

Обычные картины и сюжеты,

Сегодняшней общины Мухаммада!

Бесчисленно-волнительные браки.

И частота застолий и пиров.

Соблазнов бесконечные атаки.

И скромности утраченный покров!

И снова и опять спешат куда-то,

Во все и направленья и концы,

Оставившие святость Газавата,

Сей Уммы «баракятные» самцы!

«Равнодушие»  (часть 3)

Не плачь по сыну, праведная мать.

И к «комнатным» рабам не обращайся.

Не зри на их особенную стать.

И бородою их не обольщайся!

Не голоси по воину вдова.

И не ищи поддержки у сидящих,

Которым все, хоть не расти трава.

Пусть даже ты среди руин дымящих!

Не всхлипывайте Мученника дети.

И не надейтесь на вниманье тех.

Чья скупость и в протянутой конфете,

Спокойно перевесит все и всех!

И ты сестра умерь свою печаль,

По мужественно умершему брату.

И не спеши к сей массе, ей не жаль

И ни тебя, и ни твою утрату!

Поверьте, вы нисколько не нужны,

Живущим рядом «мирным» мусульманам».

Им чужды все поборники Войны,

Как тишь и пустота чужда карманам.

В их сердце равнодушие живет,

А чувства безразличие сковало.

Оно упорно дышит, ест, и пьет,

В оправе из презренного метала!

И посему оставьте на Аллаха,

Таких  «покорных» Господу число,

Поскольку и с чалмою и с папахой,

У них и совесть ветром унесло!

«Накопительство» (часть 4)

Звените золотистые динары.

И серебритесь чудные дирхемы.

Распространяйтесь рынки и базары.

И множьтеся верблюды и гаремы!

Возрадуй взоры свежий автопарк,

И привлекай вниманье блеск усадьбы.

И белизна колонн и дивность арк,

И широта размаха новой свадьбы!

Качайся на ветру младая рожь.

И колосись обширная  пшеница.

Не покидай зажиточного дрожь.

И ощущенье, что сие не снится.

Забудь сей бренной жизни накопитель,

Что гордо именуется «суннит»,

О том, что нынче Господа воитель,

Был на Пути Всевышнего убит!

Не думай о растерзанной сестре,

Что не дождалась помощи от «брата».

И о сгоревшем заживо костре,

Пусть не скорбит твоя ума палата.

Закрой глаза и изолируй уши,

Чтоб плач ребенка в душу не запал.

И удели внимание той туше,

Которой ты так незаметно стал.

И главное, копи и собирай,

О чем годами мыслишь, и гундосишь.

И наполняй до края и за край,

Все то, что ты не съешь, и не износишь!

«Частые браки» (часть 5)

О избранная Господом жена!

Соцветие прощаний и приветов.

Задетая касанием струна,

Ученных, мудрецов, или поэтов.

Я знаю, часто не твоя вина.

Что твой простой, но ветреный супруг,

Спешит к другой, испив тебя до дна,

Найдя в чередовании досуг.

Иль показав одно из превращений,

И не решаясь выйти на Войну,

Он в круговерти острых ощущений,

Приводит в дом еще, еще одну…

Увы и ах, сие довольно часто,

В Общине наилучших происходит,

Но верная жена не толще наста,

Что долгожданным снегом верховодит.

Она дает и дарит без остатка.

Свои младые дни и красоту.

Она для мужа нива или грядка,

Чья почва не рождает пустоту!

Она ответ на частую мольбу.

И результат особого взыванья.

И воина ведущего Борьбу,

И праведника, ищущего знанья.

…Конечно в многоженстве нет греха,

Напротив — это Сунна Мухаммада.

Но почему и браки, и соха.

Вдруг стали фардом на земле Джихада?

«Грубость» (Часть 6)

Еще один недуг мы обозначим,

Как опухоль семейных отношений,

О  коем мы молчим и не судачим,

Откладывая поиски решений.

О грубости со стороны супруга,

Что не в бою, с мечом, и на коне,

А в бытовухе замкнутого круга,

Как правило известно лишь жене!

Она одна и ведает и знает,

Без всяких наслоений и прикрас,

Каким порою был или бывает.

Его словарно-низменный запас.

Она одна и это несомненно,

В совместной жизни видит, или зрит,

Как медленно, тягуче иль мгновенно,

Меняется его «радушный» вид.

И уж конечно не ее вина,

Когда в конце концов, и наконец,

С улыбкой разрывает сатана,

Сплетенье двух особенных сердец…

И я прошу,  точнее заклинаю,

Сидящих безнадежно по домам,

Кого я знаю, и кого не знаю,

Не обижайте тех. кто дорог вам!

И не грубите, доведя до слез,

Давя холодной гусеницей танка,

То сочетанье и шипов и роз,

Что с гордостью зовется Мусульманка!

Ахмад  Дагестанский (Да освободит его Аллах)

 

VD

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*