"Альянс обреченных" (Гулям Мухаммад Дагестанский)

zzВ последнее  время  стало активно размножаться сетевое отребье, клевещущее на тех мусульман, чье мировоззрение является ощутимой помехой планам Кремля по дебилизации Уммы, и сохранению ее в границах конституционного пространства. Особенно активным этот процесс кажется на фоне продолжающейся войны в Сирии.
Скулеж сурковских блоггеров  чем-то напоминает «страдания» наемных плакальщиц в Древнем Риме, и в итоге сводится к одному — «ваххабиты по приказу из Вашингтона убивают обычных мусульман».
С трудом верится  что из стеклянных глаз путиноидов может пролиться слеза сочувствия к мусульманам, ибо взрастившее и пустующее их государство, уже давно и прочно зарекомендовало себя, как абсолютно непримиримый, с Исламом, субъект. Ее минувшая история, как и новейшая, стала отличным подтверждением тому, что кровь мусульман не только не входит  в число приоритетных ценностей, но и не является для них ценностью вообще.
Конечно, никто не спорит с тем что Америка, является государством враждующим с мусульманами.  Войны, развязанные ею в Афганистане и в Ираке, поддержка Израиля в геноциде мусульман Палестины, содействие деспотическим режимам — достаточное тому свидетельство.

Выбор между  Америкой и Россией, это по большому счету выбор между Джеком Потрошителем и Андреем Чикатило, с той лишь разницей, что в самой Америке  никакой «октябрьский суд» понимать Коран пока не запрещал. Никакому «судье» не приходила в голову мысль  запретить человеку одеваться в соответствии с его религиозными  или иными убеждениями.
И это не в Америке мусульман похищают и убивают только за их убеждения. И это не в Америке, мусульмане являются мишенью для культивируемых и направляемых государством фобий. И это не в Америке звучат намеки на то, что допустимо вымещать на нас обывательские злобы за беспросветность, за нищету. И это не в Америке «вице спикер» парламента предлагает ограничить нашу рождаемость, только потому  что «титульная нация» спивается, превращаясь в бесполый планктон.

Суровые реалии, с которыми сталкиваются мусульмане в России, американским мусульманам не снятся даже в самых страшных снах.  Американское общество если и заражено ксенофобией, то уж куда меньше, чем российское. Там вообще не принято обсуждать вероисповедание человека, заглядывать в личную жизнь. Зато там принято уметь строить дороги, стричь газоны и мыть тротуары жидким мылом.
Для  того чтобы вы поняли существенную разницу между Россией и Америкой, приведу следующий пример. Есть в Америке такой исламовед — Дэниэл Пайпс. Клевещет на мусульман себе по мелкому, но убивать не призывает, по крайней мере тех, которые живут в США.

И есть исламоведы в России, например, ярчайший представитель вида — Роман Силантьев. Упитанное такое, с тараканьим интеллектом существо, своим внешним видом и родом деятельности  чем-то напоминающее мадам Монтеспан, жившую при Людовике XIV (если не ошибаюсь) . Это такая фрейлина, при французском дворе, большая мастерица по части будуарных интриг и пододеяльных козней.  Думаю вам  понятен промысел Силантьева в общих чертах.
Этот периодически озвучивает призывы убивать мусульман, никого  «не стесняясь», и в ответ на это он не получил законную больничную койку, или спасительную в таких случаях инъекцию от бешенства, нет, он получил лавры самого востребованного исламоведа России, орден «За веру и добро»,  и на десерт звание кандидата исторических наук (ну, чего уж тут удивляться, в России и Кадыров академик…)

Воплощенных в реальность тезисов Силантьева  в истории России было великое множество. Они то и не стеснялись никогда. Что уж там Америка…

На протяжении последних веков рубили, сжигали,  резали,  то за царя–батюшку, то «за родину, за Сталина», то «за «Гейпром» и Абрамовича». И главное всегда с чувством исполняемого долга и задорным румянцем на лице…
«То ли дело, то ли дело, егеря, егеря!» — пели его песенники. Лошадь его веселым шагом шагала под эту музыку. Ротный мохнатый серый Трезорка, точно начальник, закрутив хвост, с озабоченным видом бежал перед ротой Бутлера. На душе было бодро, спокойно и весело…

Так вот как-с, батюшка, — говорил майор в промежутке песни. — Не так-с, как у вас в Питере: равненье направо, равненье налево. А вот потрудились — и домой. Машурка нам теперь пирог подаст, щи хорошие. Жизнь! Так ли? Ну-ка, «Как вознялась заря», — скомандовал он свою любимую песню…
Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена.  Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину.

Благообразная женщина, служившая, во время его посещения, Хаджи-Мурату, теперь, в разорванной на груди рубахе, открывавшей ее старые, обвисшие груди, с распущенными волосами, стояла над сыном и царапала себе в кровь лицо и не переставая выла…..

 

Фонтан был загажен, очевидно, нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищали ее. Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения.
Перед жителями стоял выбор: оставаться на местах и восстановить с страшными усилиями все с такими трудами заведенное и так легко и бессмысленно уничтоженное, ожидая всякую минуту повторения того же, или, противно религиозному закону и чувству отвращения и презрения к русским, покориться им. Старики помолились и единогласно решили послать к Шамилю послов, прося его о помощи, и тотчас же принялись за восстановление нарушенного.


Л. Толстой. «Хаджи-Мурат».


Согласно агитпропу «нашему», да Силантьеву, те старики являлись «исламистами», «террористами», и наймитами иностранных разведцентров. . И также, как и мальчик, заслуживали штыка промеж лопаток. Вина их заключалась в том, что вместо того, чтобы толерантно, по-собачьи «повилять хвостом», и поблагодарить «освободителей» за наведенный «порядок» и принесенные в их дома «мир» и «благополучие», они, прикрываясь религией, вознамерились примкнуть к главарю НВФ Шамилю, с целью убийства пришедших на их землю благодетелей.  Используя при том, чистые идеалы религии в своих корыстных целях, и не иначе , как по указке из вражеского центра, они решили встать на преступный путь анархии и кровопролития.

Знакомые пассажи, не правда ли?
И вот, наслушавшись Познера, наигравшись в «Поле Чудес» с Якубовичем, приготовив суп с Макаревичем, наевшись «Однако» с Блевонтьевым, помлев под Шуфутинского, поржав над Хазановым, поплясав под Крутого, выиграв миллион с Дибровым — товарищи из киберотряда, как то по особенному, рьяно начинают жужжать о том, что «все мутят жиды», а все «вахи- агенты Моссада», только и мечтающего о том, как бы ему изжить со свету наш белый и пушистый «ислам.ру».

То, что мысли «исламоведа» Силантьева и мысли киберпутиноидов во многом созвучны, определенно говорит о многом. Заметно то, что товарищи росли, набирались ума, обрастали жиром и терлись друг об дружку в одной кишке, что даже и не скрывается. Да и «Моссад», кстати, не особо то и шифруется, и довольно таки широко представлен на российском телевидении, в то время как представители титульной нации, явление там более удивительное чем белые медведи в африканской пустыне. Поэтому, когда муджахидов начинают обвинять в связях с «Моссадом» люди, которых «Моссад» учит думать, которых«Моссад» учит готовить еду, которым «Моссад» устраивает вечера политпросвещения и культурного досуга, которые дружат с теми, на кого укажет «Моссад» и враждуют с теми на кого укажет «Моссад» — меня начинают одолевать сомнения в адекватности товарищей киберотрядчиков.  И доводы то  у мужиков совсем уж детские.  «Америка создала «Аль Кайду» и помогала ей воевать против СССР, а значит Усама бен Ладен – агент ЦРУ, а значит «ваххабиты» — агенты ЦРУ».  Ну, Америка и Советскому Союзу помогала в войне против Германии. По всей видимости, это должно означать то, что товарищ Сталин, вместе со всей своей «ставкой»  за фунт изюма, подался в агенты ЦРУ, а советские солдаты и партизаны были наемниками и террористами, убивавшими немецких солдат за мзду Госдепа. А еще, Советский Союз  помогал Германии в подготовке офицерского состава. В частности: Эрих Гепнер и Гейнц Гудериан, те самые которые в 1941 году пытались взять Москву в танковые клещи, обучались в СССР.  Поэтому, надо думать, что Гитлер являлся советским шпионом, а немецкие генералы –тайными агентами советской контрразведки, которые дошли до Москвы, по тайному распоряжению Кремля.
В мировой истории было немало примеров того, как политические противники консолидировались для противостояния тому врагу, победа над которым сулила каждой из сторон избавление от его зла. И это совсем не означает что кто-то, кому-то, «продался» или же был завербован, как агент влияния. Тем более нет, да и не может быть, ни одного разумного доказательства того в пользу того, что ЦРУ имело отношение к формированию идеологии фронта «Аль- Каида».  Аяты об обязательности Джихада ниспосылал не Рональд Рейган и не Джордж Буш,  а Аллаh (Свят Он и Велик)! И мусульмане вели этот Джихад, задолго до того, как Россия, или Америка, появились на карте мира. И условия, при которых Джихад был предписан мусульманам в виде индивидуальной обязанности, были подробно расписаны еще в первые века Ислама.

И мусульмане воевали против советских атеистов, мародеров, насильников и убийц не потому что это было выгодно, или угодно, Америке, а потому что это было угодно Аллаhу и приказано Им, точно также, как и сегодня, они воюют против американских содомо-демократов.

«Пусть же сражаются на пути Аллаhа те, которые за настоящую жизнь, хотят купить будущую. Того, кто будет сражаться на Пути Аллаhа и будет убит или одержит победу, Мы одарим великой наградой. Отчего бы вам не сражаться на Пути Аллаhа и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят : «Господи наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками. И поставь нам от Себя покровителя и поставь нам от Себя помощника» Коран, Сура «Женщины», аяты 74-75 (перевод смыслов Э. Кулиева).
Нет ни одного доказательства того, что ЦРУ в целях противодействия советской оккупации создало «Аль- Каиду», что как мантру любят повторять кремлевские медиа-шулеры.

«Аль – Каида» была создана на самом излете советской оккупации, когда уже начался вывод войск, то есть причина ее создания была не в том, чтобы изгнать оккупантов, а в том, чтобы освободить мусульманские земли от евреев и крестоносцев, о чем и заявлялось с самого начала. Именно лидеры«Аль-Каиды»всегда были непримиримыми противниками присутствия американской армии на землях исламских святынь, и потому они не раз обвиняли саудовский режим в куфре, а также в пособничестве США и предательстве интересов Уммы. За что они были впоследствии  подвергнуты репрессиям и изгнаны из страны.
Для того, чтобы скрыть свое предательство, свое раболепие перед кремлядью, «наши» патриоты обвиняют муджахидов в том, о чем не имеют знания, на основании «далилов» программы «Время». Они так вольно выражаются в адрес США потому что уголовно это не наказуемо. Потому что патронирующая власть временно не поделила с Вашингтоном сферы влияния, газовые трубы, нефтепроводы, после чего и разрешила им поиграть в «защитников Уммы»,  и продемонстрировать  мусульманам свое сопереживание.

Распальцовки кремляди, и ее шнырей,  в адрес Белого Дома, кажутся запредельным лицемерием, тем более, если учесть то, что львиная доля от продажи российских недр, оседает именно в американских банках. То есть работают народные деньги не на российскую, а на американскую экономику, на американскую промышленность и на американскую армию, ну и понятное дело на ЦРУ, чья подрывная деятельность не дает покоя, нашим «матросовым».

О том, что все очень запущено, говорят известные слова американского политолога Збигнева Бжезинского, одной фразой, расставившего все точки над «i»:  «Я не вижу ни одной ситуации, при которой Россия воспользуется своим ядерным потенциалом, поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках. Вы ещё разберитесь с тем, чья это элита. Ваша или уже наша».  И тут комментарии, как говорится, излишни…
Так вот, «матросовы» наши, не переживают, когда какой- нибудь «судья», с бодуна опохмелившись, может запретить нам понимать Коран, или читать хадисы. Не заметили мы их переживаний, когда жизни обычных мусульман (далеко не экстремистов) утрамбовывались омоновским сапогом в землю, в Чечне. Не переживали и не переживают, потому что понимают то, что как только переживание станет заметным, и начнет раздражать, они получат либо- срок, либо – пулю. «Благо» доказательств тому, в нашей новейшей истории, предостаточно.
Мы никогда не говорили о том, что муджахиды безукоризненны, но разве вскормленная Кремлем сволочь, это те люди  чье мнение может интересовать, и на чьи порицания  мы  должны обращать внимание?!

Муджахиды показали о доказали Америке свою ненависть, и Америка, годами подряд принимая гробы  покрытые звездно-полосатыми флагами, уже успела в этом не раз убедиться.

Америка увидела в наших воюющих братьях непримиримого врага, чьи слова не расходятся с делами.

А кого она увидела в ставленниках кремля? А в них она увидела  пугливых грызунов семечек, гневно пищащих в сторону Джека Потрошителя, но объединенного в фан- клуб Андрея Чикатило,  репутацию которого они ревностно охраняют, которого они цитируют, и за не дрожащие руки которого, они просят Всевышнего.

Любовь к его кирзачам и заточкам, к его ГУЛАГам и «октябрьским судам» завещана им предками и является «частью их веры». Но это только до поры, до времени. До той самой  поры, пока Чикатило жив, платежеспособен, и территориально целостен.  Как только разложение примет более наглядные формы, и на Кавказ пожалует столь «ненавистный» им Джек, с предложениями «достойной жизни», можно даже не сомневаться в том, что к его прибытию будет заготовлено очередное «завещание имама Шамиля».  Оно, как и прежнее будет написано в духе: «ломай меня полностью ….я хочу, чтобы ты ломал меня,….издевайся надо мной».  И в нем любовь уже к Джеку, к его голливудам и гей- клубам, будет вменена в религиозную обязанность и названа «частью веры», а за чины и соответствующие им привилегии, его бывшие «ненавистники» будут воевать с Религией Аллаhа с не меньшим упорством , чем сегодня.  ИншаАллаh.

Гулям Мухаммад Дагестанский 

 

                                         «Заноза в глазу»

Адаптация джамаата села Советское Магарамкентского района к реалиям «конституционного порядка» прошла с применением всего классического набора приёмов усмирения религиозного рвения, уже давно применяемого в Дагестане, начиная от словесных угроз и оскорблений и заканчивая избиениями и сбриваниями бород. Словом, никакой новизны и, уж тем более, экспромта. Всё вполне обыденно и привычно.
О мытарствах задержанных в застенках районного ОВД уже сказано немало, и добавить, собственно, нечего. Описывать реакцию на произошедшее в Советском, со стороны республиканских властей и уж тем более духовенства, и вовсе не приходится за отсутствием самой реакции, как таковой. Привычная в таких случаях непрошибаемая застенчивость «нашего» президента, доказала то, что для него, как и для его предшественников, интересы корпоративного единства, как всегда оказались превыше справедливости и здравого смысла. Несмотря на то, что президент наш «тоже молится», портить отношения с директором сельской школы Сиддикуллахом Ахмедовым и начальником Магарамкентского РОВД Шакиром Омаровым, он не стал.
Но возвращаясь к самой спецоперации по адаптации, хочу сказать вот о чём. Единственное, правда весьма существенное, отличие от предыдущих акций подобного рода заключается в том, что данное мероприятие проводилось с привлечением педагогов сельской школы. Педагоги привлеклись не как штатные кивалы, а в качестве явно заинтересованной стороны, ведь среди избитых мусульман, были, и их ученики, те самые, на которых в ходе учебного процесса, учителя и отрабатывают технику и приёмы «воспитания».
Не секрет то, что система воспитания подрастающего поколения, выстроенная по принципу: «а вам ублюдки, я буду преподавать эстетику» к новаторским не относится, и применяется повсюду, где за школьниками замечается хоть малейшее религиозное усердие. Сбой система не дала и в этот раз. Директор школы, вместе с завучем по воспитательной работе, заслуженным учителем РД Карибовым, не только подбадривали полицаев, но и оскорбляли задержанных нецензурной бранью.
На следующий день, окрылённый вчерашним успехом, Сиддикуллах Ахмедович, почувствовав себя, не иначе, как в шкуре Яны Амелиной, выдал очередное рацпредложение, направленное на ликвидацию пережитков религиозного экстремизма и восстановление конституционного порядка в стенах вверенного ему учреждения.
Обойдя классы, вместе с полицаями, директор школы объявил, что отныне всех девочек посмевших прийти в школу в хиджабе, будут раздевать догола перед всей школой. Ни как-нибудь, а именно до-го-ла… Надо же а…. Какая, не оставляющая сомнений, откровенность…..
Действительно, связь между видом догола раздетых школьниц и торжеством «конституционного порядка» прослеживается самая, что ни на есть, прямая и определённая. Наверное, только вид обнажённых школьниц, стоящих перед остальными учениками школы, перед гогочущей толпой воспитателей и полицаев, и лично перед ним самим, утешил бы оскорблённого видом сокрытых девичьих форм, директора школы. То, что такое прямо сказать, аномальное предложение прозвучало из уст Сиддикуллаха Ахмедовича, говорит о том, что помимо желания соблюсти школьный устав, в его душе гнездились и другие желания, никак не связанные с исполнением его прямых профессиональных обязанностей.
В свете, произошедших в Советском событий, прогнозы относительно будущего, объявленной властями, т.н адаптации, представляются однозначно пессимистическими. Полицай, избивающий подростка, со словами «Где твой Аллаh? Пусть придёт и тебе поможет», директор школы с замашками, одичавшего педофила, прикрывающий свои похотливые мыслишки «уставом школы», по — прежнему находятся вне порицания со стороны государства. Государство не чувствует их в своём организме инородным телом, занозой в глазу, от которой нужно избавиться.
Оно чувствует их частью своего тела, своей плотью и кровью.
А вот девочка, пытающаяся защитить свою честь, скрыть от пристально — похотливого взора «воспитателя» то, что приказал ей скрыть её Господь, – совсем другое дело. Заноза в глазу не директор. Заноза в глазу — она.
Здравый смысл подсказывает, что адаптировать к нормальной жизни нужно не девочку в хиджабе, а её воспитателя, полицаев, заслуженного «мучителя» РД Карибова. Хотя у государства на этот счёт совсем другое мнение.

                                                                                                                             Спрут

Говорят, что когда русскому царю доложили о нетрадиционной ориентации композитора Чайковского, а также его пристрастиях к молодым мальчикам, «помазанник Божий», желая выгородить известного композитора, ответил: «мальчиков у нас много, а Чайковский — один»…..

Сегодня количество мальчиков в России уменьшается прямо пропорционально естественной убыли населения, а вот количество «чайковских» растёт день ото дня.
Причём далеко не все из них пишут оперы. Кто- то из них конфетами и подарками заманивает детишек в свои притоны, кто- то организовывает детские порно- студии, кому – то детей привозят на заказ.
Россию захлестнула волна педофилии. Детей насилуют в детских домах, школах, во всевозможных местах массового отдыха. Отмечены случаи, что детей насиловали даже в церквях и в стенах разного рода благотворительных организаций. В этой мерзкой вакханалии разврата замешаны представители практически всех социальных групп. От бомжей до чиновников, от банальных уличных извращенцев до деятелей российской культуры и искусства.
Последний случай с поимкой в Таиланде мэтра российского «искусства» Плетнёва не столько исключительный, сколько показательный. Как выяснилось сей деятель «искусства» искушал не только тайских мальчиков. Первый скандал, связанный с его именем, имел место ещё в 1989 году, когда Плетнёв, вместе с неким Мироновым, устроил групповое приобщение к «миру искусства» студентов хореографического училища. Как приобщал? Да очень просто. Привёл домой, напоил, показал «порнуху», а после чего изнасиловал. Не знаю, по такой ли схеме действовал Чайковский, но у Плетнёва, как и у Петра Ильича оказалось немало высокопоставленных защитников. В обиду не дали. После чего Плетнёв продолжил свои похождения. Периодически он попадал в поле зрения «компетентных органов», чьей компетенции явно недоставало для того, чтобы педофил был отправлен за решётку. За его спиной незримо стояли куда более компетентные персоны, связанные с ним узами педофильского братства. Во время одного из разбирательств выяснилось, что один из участников оргий, житель Новокуйбышевска, некто Тимофеев поставлял мальчиков, для очень известных деятелей российской власти, искусства и церкви. В списках значился и Плетнёв.
До каких высот протянул свои щупальца, спрут педофилии остаётся только догадываться, но совсем недавно российский омбудсмен Астахов заявил, что в Госдуме заседает педофильское лобби, откровенно мешающее принятию законов направленных против своих собратьев. Но глас Астахова, так и остался, гласом вопиющего в правовом поле РФ.
Можно даже не сомневаться в том, что дальше шептания в прессе, дело не пойдёт. «Чайковские», как и раньше, стоят выше закона. Да и сама власть, по — прежнему убеждена в том, что мальчиков у неё много. Тем более, как и сто лет назад, несчастных и крепостных. Кому нужны, в конце концов, эти сироты, или дети у которых папа – хронический алкоголик, а мама — хроническая проститутка. Или дети, которые и отца – то своего в жизни не видели и имени его не знают, а мать сама сдала «доброму дяде» за бутылку водки да палку колбасы. Их уже «опустили», их уже заставили согласиться с тем, что они не люди, а мусор. Мусор, у которого нет ни веры в Бога, ни чести, ни достоинства. Мусор, который уже с детских лет, можно спаивать и насиловать. Мусор, который достигнув зрелости, не будет знать иной радости, кроме банки пива и просмотра очередного «поля чудес». Мусор, который всю оставшуюся жизнь проживет, вдавив голову в плечи и каждый день по зову трубы, понуро опустив голову, будет идти к станку или в шахту, как когда — то шёл в постель к «дяде Мише»
То, что дети, как самая незащищённая часть общества, оказались втянутыми в индустрию разврата, далеко не случайно. Пропаганда, возведённой в культ похоти, не могла не привести к тому, что лапы извращенцев уже потянулись к детям. Если в порнографию могут быть втянуты взрослые, то кто может запретить втягивать в неё детей. Просто природа сатаны и его слуг, такова, что они постоянно будут требовать для себя новых жертв и новых развлечений. Тому очень хорошее подспорье – безразличная и безликая масса обывателей, живущих по принципу «моя хата с краю». Общество, лишённое духовной стати, обречено на бесконечные уступки под напором дьявольских сил. Общество, все «духовные» потребности которого, в стеклянной таре, выложены на полках магазинов, будет постоянно пасовать перед бесконечными требованиями компромиссов с мерзостью и бесстыдством извращёнцев. И так будет продолжаться до тех пор, пока из естества человека не будут стёрты данные Богом черты. Все до последней.
И тут возникает вполне естественный вопрос. А что же мы – мусульмане, должны делать, когда рядом с нами клокочет преисподняя, жар и вонь которой грозят перекинуться в наши дома. Как мы должны относится к «российской культуре», мэтр которой, как крыса в супе. Иных чувств, кроме брезгливости, не вызывает. Как мы вообще должны относиться к происходящему в России массовому растлению общества? Есть ли легитимные, с точки зрения законодательства РФ, возможности хоть как – то дистанцироваться от плетнёвых. Проблема в том, что таковых возможностей, в рамках существующего законодательства, не существует. Пока мы « в составе», мы должны смириться с тем, что плетнёв, чайковский и боря моисеев — это часть и нашей культуры. Правда, как это можно совместить с нашим Исламом, самым традиционным, самым чистым и самым правильным, я не знаю.
Гулям Мухаммад Дагестанский

Зёрна и плевелы

В последнее время всё чаще и чаще меня не покидает мысль о том, что жизнь в Дагестане протекает в двух не пересекающихся руслах. В одном русле течёт жизнь тех, которые все последние дни ожидали прихода праздника жертвоприношения Ид аль – Адха. Для них этот праздник не дань нафсу и далеко не тривиальное пиршество. Этот праздник для них символизирует абсолютную сопричастность с традицией поклонения Единому Богу, идущую от пророка Ибрахима (алейhиссалям). Само же заклание жертвенного животного также символично. Это не просто добыча пропитания, а напоминание забывчивой человеческой природе, как о готовности Ибраhима предать в жертву Всевышнему своего сына Исмаила, так и о готовности самого Исмаила быть преданным в жертву Всевышнему Аллаhу. Это напоминание о том, что готовность пожертвовать ради Аллаhа собственной жизнью, а также тем, что дорого и любимо, является камертоном чистоты, цензом абсолютной покорности человека Божьей воле.
Это напоминание о том, что традиция жертвенности, традиция духовного героизма является не чем иным, как традицией единобожников, идущая с ветхозаветных времён. «Он сказал: «О сынок! Я видел во сне, что приношу тебя в жертву. Что ты думаешь об этом?» Он сказал: «О отец мой! Сделай то, что тебе велено. Если Аллаh пожелает ты найдёшь меня одним из терепеливых». Когда они оба покорились, он уложил его на бок. Мы воззвали к нему: «О Ибраhим! Ты оправдал сновидение». Воистину, так Мы воздаём творящим добро. Это есть явное испытание. Мы выкупили его великой жертвой. Мы оставили о нём в последующих поколениях добрую молву». Коран, сура «Ас-Саффат», аяты 102-108.
Есть и другое русло. В нем течёт жизнь тех, кого приближение праздника совершенно не волновало. Гораздо больше их волновало приближение гастролей Валерия Леонтьева, назначенных на 5 ноября. Символично то, что день гастролей совпал с днём Арафа, днём, когда мусульмане должны держать пост и быть особо усердными в поклонении Всевышнему Аллаhу. Но так уж повелось, что Ислам в Дагестане всегда легко пододвигаем, а местные муллы, со времён советского атеизма, хорошо усвоили правила субординации. Поэтому роптать никто не стал. Уже две недели, как улицы города «украшены» транспарантами, красноречиво и недвусмысленно гласящими: «Валерий Леонтьев. 40 лет с вами». Несмотря на то, что республике придан статус «жемчужины Ислама», а персоны его, представляющие отмечены высокими духовными санами и привилегиями , 40 – летнее сожительство с Леонтьевым в рамках единого правового поля, обошлось у них без единого рвотного позыва.
Наступление, которое кремлёвская содомократия предприняла на духовное пространство Ислама, настолько тотально, что оно не подразумевает присутствие даже маленького клочка земли, которое было бы свободно от «леонтьевых» и шизоидных песенок «про лёху». Может быть 5 ноября кто — то определился с окончательным выбором. Либо кремлёвский засланец леонтьев со своим содомито- венерическим шоу, либо пост и поклонение Всевышнему Аллаhу. С сожалением приходится признать то, что многие уже склонились, к мысли о том, что содомия, в качестве цивилизованного Робинзона и Ислам, в роли послушного раба Пятницы, способны вполне беззаботно ужиться в рамках единого «правового пространства». Под прессом иноверного владычества, уже давно забыты легендарные имена тех, кто утверждал господство Религии Аллаhа на земле, будучи повелителями правоверных. Многие из современных мусульман, наивно полагают, что с уходом их, и с приходом на их место «владимирычей» и «анатоличей», не утратилась Религия Аллаhа ни в чём. Поэтому для многих мусульман, содомитское шоу в день Арафа, случай вполне заурядный и не достойный сожаления.
Воспринимая происходящее, не как хаотическое нагромождение случайностей, а как проявление Божественной Мудрости, нужно признать то, что смысловая суть происходящего заключается в делении Уммы на два основополагающих сегмента. Зёрна и плевелы. То, что даёт всходы и то, что обречено на гниение и гибель. И каждому, кто претендует на то, что он не шелуха и не просто грязь под ногами, необходимо определится с выбором приоритетов. Либо Ислам, либо его грубая и дешёвая имитация, с вкраплением аномалий, абсолютно несовместимых с его подлинным первозданным смыслом.

«Фетвы» и циркуляры

Высказывания муфтия Али Евтеева (на фото) прозвучали громом среди ясного неба. Казалось бы, ничего экстраординарного муфтий не сказал. Сказал, что Джиhад — является неотъемлемой частью Ислама, отвергать который, он как мусульманин не имеет права. Ещё сказал о том, что спит и видит, как он живёт в Исламском государстве. И пообещал приложить все усилия, для осуществления своей мечты. Ничего удивительного в словах Али не прозвучало. Подобно тому, как демократ мечтает жить в демократическом государстве, а коммунист в коммунистическом, мусульманин Али Евтеев мечтает жить в Исламском государстве. В чём-то проблема?
Но проблема в том, что Россия — это страна, впервые в мировой истории на официальном уровне отказавшаяся от Бога. Россия — это страна с огромным багажом антиисламских традиций и вся её история пропитана исламофобией, ставшей неотъемлемой частью государственной политики. В какой бы части мира не лилась кровь мусульман, Россия либо выступала в качестве главного мясника — живодёра, либо позиционировала себя в качестве сателлита антиисламских сил. Исключение составили несколько десятилетий советской истории, когда СССР помогал арабским националистическим группировкам в антиколониальных войнах. Естественно делалось это не от большой любви к мусульманам.
Новейшая история России, не внесла перемен в установившиеся традиции. В 1992 году российская армия огнём и мечом прошла по ингушским сёлам Пригородного района. В 1992 -1994 годах Россия выступила на стороне антиисламских сил в войне в Таджикистане, помогая преступным кланам, в их борьбе с исламской оппозицией. Мотивируя тем, что Россия «православное государство, а сербы единоверный народ, российское правительство оказывало им военную и финансовую помощь во время конфликта в Боснии и Герцоговине, поощряло этнические чистки, проводимые сербами против мусульманского населения Косово. Война на Кавказе ещё более осложнила отношения между российским государством и мусульманским народом, как внутри России, так и за её пределами.
Все прошедшие годы, политика государства в отношении Ислама, формировалась на фоне продолжающихся казней и зачисток, на Кавказе. Кремль, прекрасно осознавая то, что Ислам, в правовом пространстве России, является, как духовной, так и политической альтернативой, путём информационного, духовного и физического террора, пытался указать на то, кого он хочет видеть и иметь в качестве «козла отпущения».
И, несмотря на то, что «духовные лидеры» российских мусульман, постоянно и настойчиво заявляли о своей приверженности идеалам демократии, принадлежащие олигархическому капиталу, российские масс — медиа, наущаемые кремлёвской верхушкой, систематически пытались разоблачить «исламские заговоры» искали следы мифических наёмников » Аль-Кайды «и выдумывали легенды о тысячах» смертниц.
Антитеррористическую риторику российских властей, медийные шаманы и журналюшки подхватывали буквально с лёту. Информационные ресурсы таг1ута, включая кинематограф, формировали массовое сознание россиян в необходимом ключе. Герои фээсбэшники и антигерои, прячущиеся под женскими юбками «исламисты» стали самыми востребованными персонажами, в информационном пространстве, особенно в первые годы путинской перестройки.
По сути дела, идея о необходимости войны с «исламским терроризмом» стала политической доминантой путинского режима и основой его существования. С началом этой войны российские мусульмане, оказались в заложниках режима. Под страхом быть заподозренными в сочувствии к «террористам», а по сути дела к своим сражающимся единоверцам, они были вынуждены заявлять о своей непричастности к муджахидам, проводить митинги и шествия, делать заявления в основе своей противоречащие Шариату Аллаhа.
Всякие попытки выпрямить стан, вызывали со стороны кяфиров, потоки недвусмысленных вопросов и намёков на подозрительные связи с террористами. В этой удручающей атмосфере, казённые муллы, проявляя привычную сервильность и угодничество, стали выпускать фетвы, обязывающие мусульман к смирению и покорности перед диктатурой таг1ута.
Все их «фетвы» были удивительным образом созвучны циркулярам и распоряжениям, исходящим из Кремля. Хотя ничего удивительного в этом нет. Всё вполне привычно и обыденно. Ни виды разорванных бомбами детских тел, ни сожженные трупы братьев по вере, ни ямы полные трупов, так и не заставили российских мулл, потерять «сабур.
Потому слова Али Евтеева, несмотря на то что они, как выяснилось, прозвучали в частной беседе, возымели статус демарша. На фоне до тошноты сахарозных комплиментов и благодарностей, за сохранение «межконфессионального согласия» отпускаемых официальными муллами, в адрес вождя, слова Али выглядят чёрной неблагодарностью. Такого плевка в душу, и тем более не от подкупленного наймита — фанатика, а от официального добропорядочного муфтия, таг1ут явно не ожидал.
Привыкший, видеть нас немыми и покорными, за великодушно отпущенную нам возможность молиться, таг1ут удивительно вздёрнул брови.
«Чтооо ?!!! Исламское государство ?!!! Чтооо ?!!!!!! Джихааад ?!!!!!!!!!!!!! Да как вы смеете? А может быть вы и «супы им варите?».
Да, действительно, таг1ут, привыкший быть «на каждой свадьбе женихом, а на каждых похоронах покойником», таг1ут, привыкший видеть себя на первых полосах «исламских изданий» таг1ут, привыкший быть пупом земли и венцом мирозданья, правдивые слова об Исламе воспринимает не иначе, как восстание, как бунт, как экстремизм. Но и восставших рабов римская знать, одуревшая от роскоши и разврата, считала бунтовщиками. И крепостных крестьян не желавших быть чернью и потому периодически восстававших в России, тоже.
Таг1ут прекрасно понимает, что роднит Али Евтеева с муджахидами. Их роднит Истина. И они, и он говорят правду, не озираясь и не оглядываясь по сторонам. А стремление к Истине, к правде и справедливости, и нежелание потакать ненасытной страсти современных рабовладельцев и помещиков, таг1ут воспринимает как самое страшное и непростительное преступление.

——————————————————————————————
                                            «В нашей культуре никаких хиджабов нет…»
«… обязанности эти, состояли в том, чтобы, во-первых, «тащить» и, во-вторых, «не пущать»; тащил он обыкновенно туда, куда решительно не желали попасть, а не пускал туда, куда этого смертельно желали». Г. Успенский. «Будка».
После известных событий в ногайском ауле Кара-Тюбе из выгребных ям кремлёвского медиа-лепрозория стали доносится голоса о том, что хиджаб никогда не являлся традиционной для Северного Кавказа одеждой, и что данное одеяние есть ничто иное, как результат иноверной экспансии и «инструмент принудительной арабизации».
Как, оказалось, укрытие женского тела, никогда не входило в число традиций российских мусульман, о чем ясно заявил хозяин Кремля, выдав недюжинные познания в сфере исламоведения. «В нашей культуре — когда я говорю «в нашей», то имею в виду наш традиционный ислам — никаких хиджабов нет»,- заявил главный кремлёвский «исламовед».
Нам тоже понятно, что в их «культуре» никакого хиджаба нет. «Культура» в понимании тагута, — это смесь шизоидного юмора, гомосексуальной эстрады, пьянства, извращений и «традиционного ислама», уже давно растворившегося в этой вонючей кишке. Поэтому хиджаба в их «культуре» быть просто не может. В хиджабах там не ходят.
По правилам светского этикета, женское тело принято подавать в придачу к бесчисленному количеству рекламных роликов и развлекательных шоу. Как воблу к пиву… Потому любая попытка оценить себя дороже воблы — значит восстать против российских культурных традиций, что никому позволено не будет. Так что мечты о хиджабе вполне могут потянуть на состав преступления. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Борьба с хиджабом указывает на то, что Исламский фактор уже не просто вещь, которой приторговывают ушлые жрецы «традиционного ислама» и перекладывают из кармана в карман их хозяева. По сути, это основополагающий императив движения истории, особенно в тех регионах, где мусульмане проживали исторически. И холодная война, объявленная хиджабу, свидетельство того, что Кремль желает остановить движение нашей реки, превратив умму в болотную жижу, в отстойник гнили, кишащий нечистью.
Режим, используя административный ресурс, пытается минимизировать возможности мусульман в части призыва и декларации убеждений, потому что уже реально осознаёт то, что иных аргументов кроме запретов, в его арсенале попросту нет.
Иного и быть не может, тем более, если проблемами противостояния влиянию Ислама, занимаются янки амелины, арифы казихановы, и подобные им «знатоки», аргументация которых рассчитана разве что на интеллект белоспинных дятлов.
Никого из них не заботят наши «традиции», при виде того, как вполне себе «традиционные мусульмане» шастают по борделям, лакают водку из разношенных туфлей, пьяные валятся в грязи, образом и подобием чем- то напоминая животных, славящихся своей способностью находить грязь везде, даже там где её и быть- то не может.
Понятное дело что границы «российской идентичности» при этом остаются неприкосновенными, всё остаётся в рамках правил, и никакое «арабское влияние» не ощущается. Для амелиной, казиханова — это вполне привычная, знакомая с детства социальная среда, в которой они чувствует себя как рыбы в воде.
«Знатоки» наших традиций, о самих «традициях» вспоминают только при виде того, как мусульмане начинают искать смысл своего существования, не на дне опустошённого стакана, а на страницах Божественного Откровения. Тогда то и начинает нервничать, расплодившаяся в медиа- пространстве исламофобская живность.
Дело в том, что они даже не скрывают тех лекал и принципов, по которым они пытаются стандартизировать и воспитывать мусульман. В этой связи очень показательно высказывание Арифа Казиханова, главреда издания «Северный Кавказ», сделанным им в интервью агентству «День — TV».
«Страшен радикал, не тот, кто родился в радикальном обществе, а тот, кто воспитывался в традиционном обществе. Человек, который воспитывался в традиционном обществе, он страшнее, чем талиб, который и лампочки то не видел, который не знает, что такое прогресс. И если такого талиба привезти в Москву и показать ему уровень прогресса, он, может быть, и поймёт…
Он будет делать намаз, но он пересмотрит взгляды, так же как и пересмотрел взгляды на войну против России Имам Шамиль, который был потрясён её величием и географическими размерами. Ведь он писал в известных письмах, что если бы я знал, что Россия такая великая, я бы никогда не воевал против неё.
Но здесь человек, ваххабит, который учился в советской школе, однако попал под реальное влияние ваххабитов, ушёл в Ислам, ну так скажем в нетрадиционный, этот человек страшнее, потому что он видел, что такое лампочка, магнитофон, видеокамера, порнография. И он всё это отвергает. То есть он тянет общество в пе-ще-ры. Вот это самое страшное». Конец цитаты.
Если исключить брехню о Шамиле, которую уже многие годы втюхивают в головы мусульман, «мораль сей басни такова», что тяга к свальному греху и просмотр порнографии, входит в число базовых, воспитательных «ценностей», отвергнуть которую не посмеет «традиционный мусульманин».
Эта цифра в культурном коде, без наличия которой, «традиционный мусульманин» превращается в экстремиста, «тянущего общество в пе-ще-ры».
Вот ведь как просто выявить вражеского наймита. Надо показать ему порно. Если отвернулся, да ещё и что–то зашептал, — значит, враг. Если упёрся взглядом в экран, если вывалился язык, и потекли слюни — значит свой, мирный, толерантный, в доску традиционный. Это по — казиханову.
Имам Шамиль, увидев как русских крестьян, целыми деревнями проигрывают в карты, и выменивают на породистых щенков, а петербургские студенты бегают по «домам терпимости», в то время называемыми «домами толерантности», был поражён уровнем «прогресса» и величием России, и прозрел настолько, что в «известных письмах» решил склонить свой народ к этой самой толерантности. Это тоже по – казиханову.
А по — амелиной, всё ещё проще. Дело в том, что эти твари не особенно усердствуют в поисках решений. По-амелиной, девочек в хиджабах необходимо изолировать, поместив в специализированные «исламские» школы, контроль за которыми необходимо ужесточать.
Говоря ординарным языком, извечное российское «тащить и не пущать» и тут оказалось востребованным и применимым.
Что же касается заявлений о «принудительной арабизации», которые озвучивала «кавказовед» Амелина, то это лишь подтверждение слов известного чеченского публициста Дени Баксана о том, что «неверие в Бога — является тяжелейшей формой безумия». Кроме того, разного рода амелины и «традиционные мусульмане» очевидно, уверены, что русификация лучше «арабизации».
Глупо называть хиджаб «арабской одеждой», потому что хиджаб- это не стиль одежды, а требование религии. Одежда должна покрывать всё тело мусульманки, скрывать его контуры, не привлекать внимание яркостью цвета и не источать запах парфюма.
Если посмотреть на фотографии дагестанских женщин, сделанные в 19-ом и в начале 20-го веков, то становится ясным то, что требования, предъявляемые Исламским Законом к женской одежде, соблюдались в большинстве случаев.
Кроме того арабское общество – это поликонфессиональная среда, где далеко не каждый араб — мусульманин. И далеко не каждая арабская женщина одевает хиджаб. Так что тут не в обычаях дело. Поэтому попытки свести суть вопроса к банальной «традиции» — явно от лукавого.
Покрытие женского тела — это не обычай арабов, турков или персов, а требование Всевышнего, обращённое ко всем мусульманкам вне зависимости от национальности и места проживания:
«Скажи верующим женщинам, чтобы они опускали свои взоры и оберегали свои половые органы.
Пусть они не выставляют напоказ своих прикрас, за исключением тех, которые видны, и пусть прикрывают своими покрывалами вырез на груди и не показывают своей красы никому, кроме своих мужей, или своих отцов, или своих свекров, или своих сыновей, или сыновей своих мужей, или своих братьев, или сыновей своих братьев, или сыновей своих сестер, или своих женщин, или невольников, которыми овладели их десницы, или слуг из числа мужчин, лишенных вожделения, или детей, которые не постигли наготы женщин; и пусть они не стучат своими ногами, давая знать об украшениях, которые они скрывают.
О вы, которые уверовали! Обращайтесь к Аллаху с покаянием все вместе, — быть может, вы преуспеете». Коран, сура Свет, аят 31.
——————————————————————————————-
                                       Скорый «Аршты — Москва»
После последней массовой резни, учинённой «силовиками» в Арштах, минуло три месяца. За это время, как говорят, утекло немало воды. И крови.
Уже потом были, поднявшие бурю эмоций, взрывы в московской подземке. Окровавленные трупы, раненные, слёзы, убитые горем родные погибших. Всё неоднократно показанное и обсмакованное, с соответствующими комментариями «экспертов». Я не пытаюсь умалить степень их боли и горя, но почему – то никто из официальных лиц, из тех, кто любит обмолвиться красным словцом о конституции и порядке, ни слова не сказал о зарезанных ингушских мальчишках.
Официальная хроника также была суха и лаконична: «пострадало несколько мирных жителей».
Потом, правда, признали, что они погибли. О том, как погибли, молчат до сих пор.
Ну, если государство в равной степени относится к ценности человеческой жизни, как ингушского мальчика, так и московского студента, то почему такая разная реакция? Почему в одном случае полное равнодушие, а в другом желание выковыривать убийц, аж со дна канализации? Почему одних можно убивать, как зверей на охоте, а жизнь других свята и неприкосновенна?
Вообще Кавказ, всё больше и больше напоминает глухую резервацию, с совершенно дикими формами правления. Я больше чем убеждён, что на мои вопросы никто не станет отвечать, потому что государство уже вывело Кавказ, за рамки конституционного поля. Никто не будет на них отвечать, как и никто не будет, пусть даже номинально, соблюдать нормы российского «законодательства».
Евсюков в Москве – оборотень в погонах и убийца, а на Кавказе – герой России, поднять руку на которого, означает поднять руку на само государство. Того, кто не смирился с участью зверя на охоте, евсюковы заведут в сортир и замочат, так чтобы кровь стекала по стенкам, и струилась по деревянным ступенькам. Всем, кто его кормил, растил, детей от него рожал, тоже мало не покажется. Для всех уже приготовлен «состав преступления». Те, кто под горячую руку попал, или замешкался, пусть тоже на себя пеняют. То, что смерти в Арштах, равно, как и десятки тысяч смертей мусульман Кавказа, не вызвали сожаления в Кремле, да и в большом радиусе вокруг него, объяснимо тем, что «проблемы индейцев – шерифа не касаются».
А в Москве, тем временем прошёл митинг, под лозунгом «Ислам против террора». Не хочется пересказывать речи ораторов, но ничего кроме сожаления, лично у меня, они не вызвали. Я не говорю про кяфиров. Я говорю про мусульман. То, что мусульмане России, не выразили протеста в связи с убийством детей в Арштах, но вышли на митинг после терактов в Москве, говорит о следующем.
Либо, их религиозная жизнь протекает под жёстким присмотром спецслужб и по сути дела, они даже не имеют права на несогласие с действиями кяфиров, (уже не говоря про осуждение), либо они полностью согласны с действиями «шерифа».
То есть сказать правду в первом случае не могут, а во втором не хотят. Первый вариант, конечно более предпочтителен, чем второй, но хотелось бы напомнить выступающим и присутствующим на том митинге о том, что мы всё–таки одна Умма. И смерти тех самых ингушских мальчишек, которых вы в суете столичной жизни, пропустили мимо ушей – это смерти ваших братьев, и ваших сыновей. Это те смерти, которые не могут оставить вас безучастными, ведь в известном хадисе, сказано: «Ты увидишь, что в проявлении милосердия, сочувствия, любви верующие подобны единому телу: когда какая-нибудь из его частей поражается болезнью, все другие части тела отзываются на это, испытывая бессонницу и страдая от горячки» (Бухари, Муслим). Если вы не можете открыто заявить о своём сострадании к убитым детям в Арштах, как и к десяткам тысяч других мусульманских детишек, преданных суду Линча, на Кавказе, в Ираке, в Афганистане, то ваша религия, как минимум ущербна. Ну а если не хотите, то у вас её попросту – нет.
Тем более, никто не даст вам гарантии, что завтра на месте этих детей, не окажутся ваши дети. И вы сами это прекрасно понимаете. Но когда вас будут резать, никто из ваших собратьев по митингу не придёт к вам на помощь. Ваши собратья по тарикату, или сотрапезники по сытному ужину, отвернутся от вас с той же лёгкостью, что и вы отвернулись от зарезанных ингушских мальчишек. А спасать вас придут «террористы», те самые, от которых вы сегодня воротите носы, и публично отрекаетесь.
Они придут вас защищать, потому что они вас считают частью своего тела, своими братьями и сёстрами. Ибо не может верующий спокойно, без малейших душевных переживаний, смотреть на то, как извращенцы и проститутки, глумятся над Верой и Правдой на то, как льётся невинная кровь. Ибо Вера и равнодушие не уживаются в одном сердце, ведь сказано в хадисе: “Если видишь зло, то останови его рукой. Если не можешь рукой, то останови языком. Если не можешь языком, то возненавидь его сердцем, но это будет самым слабым проявлением твоей веры!” (Бухари, Муслим)
————————————————————————————
                                                                                Иные не уживутся
Убийство Саида Чиркейского, личности, в среде его последователей, ставшей легендарной, если не сказать культовой, затмило практически все остальные новости идущие с Северного Кавказа. Даже подвиг Рамазана Алиева (раhимуЛЛаh), расстрелявшего семерых оккупантов в Белиджах, который в любое иное время стоял бы в авангарде новостей, сегодня остался в тени чиркейского взрыва.

В том, что сразу после происшествия на трупы убитых, слетятся стаи всевозможных «аналитиков» и «исламоведов», можно было даже не сомневаться. Практически каждый из них, за исключением может быть единиц, потирая руки, стал кивать в сторону «леса», предвещая катастрофические прогнозы относительно развития ситуации уже в ближайшие месяцы, а может быть недели или даже дни. Но, наверное, к удивлению, и может быть даже разочарованию малашенок и латыниных, кровь в Дагестане не пролилась. Некоторые другие стали выдвигать версии, о неких «фальшджамаатах», создаваемых спецслужбами России, для проведения подобного рода операций.
Но, несмотря на разноголосицу в конспирологии, несомненное единодушие ощущалось в оценке деятельности самого шейха, как поборника «традиционного Ислама» и активного борца с религиозным экстремизмом. К числу его несомненных достоинств, все эксперты без исключения относили то, что только в Дагестане у Саида афанди было около 200 тысяч мюридов, во что очень легко верится, если учесть то, что за его спиной стоял административный ресурс Системы, крайне заинтересованной в незыблемости авторитета шейха. Немалое количество министров, депутатов парламента, «силовиков» со всеми своими свитами и приближёнными входили в число его послушников. Коран в доме шейха никто не рвал, патронов ни ему, ни его мюридам никто не подкидывал, допросы с пристрастием и обыски в его доме никто не проводил. Шейх, являя собой икониальный образ
потомственного «святого», в свою очередь, приказывал не вмешиваться в «земные дела», беречь авторитет таг1ута, всякое противостояние с которым, называя не иначе, как раздором и смутой.
Духовенство, пользуясь обстановкой почти поголовного невежества, также не отставало, травя умы обывателей байками о том, что «у кого устаза нет, у того устаз — шайтан». Дело дошло до того, что визит к устазу стал столпом «традиционного ислама», его обязательным условием, любой же его отвергший, автоматически заносился в число, тех у кого «устаз — шайтан», то есть «ваххабитов», смутьянов и лиц, склонных к осуществлению террористической деятельности.
Но так уж повелось, что ложь торжествует лишь до прихода Истины, которую Всевышний Аллаh наделил способностью ниспровергать ложь и несправедливость. Несмотря на репрессии и запреты, несмотря на инсинуации и лживые наветы, Ислам в Дагестане всё же выстоял и начал наливаться знанием и силой. «Признаниям английского шпиона», мифам о шейхах и их сверхъестественных возможностях, об их святости и непогрешимости, затмившим свет объективного знания, со временем была дана соответствующая шариатская оценка.
Что касается Саида Чиркейского, то описанные им легенды «о шейхе, поедающем горох», рассказы о том, «кто такие ваххабиты», как и всё остальное, весьма мутное содержание «Сокровищницы благодатных знаний», среди немалого количества мусульман, более не вызывали иной реакции, кроме скепсиса и удручения. Публичные заявления Саида — афанди, его хвалебные речи в адрес медвепута, как «справедливого правителя», настолько дискредитировали его, в глазах думающей молодёжи, что никто не воспринимал его, как реального оппонента, как фигуру, заслуживающую внимания, что ясно понимало и его окружение, держа его подальше от богословских диспутов. Да и сам шейх, «экстремизм» осуждал лишь на далёком расстоянии от «экстремистов», прекрасно понимая, чем могут обернуться для него 10 минут публичной дискуссии, особенно если бы выяснилось, что диспутант не знает аварского языка. Арабскому языку шейх был не научен, а русским владел, так невнятно, что предпочитал изъясняться на аварском. То есть это был именно тот классический типаж «духовного лидера» мусульман, который был востребован имперской властью, буквально с первых лет оккупации.
Когда — то куратор Магометанского духовного собрания Ильминский так обрисовал наиболее приемлемый для этой власти образ «муллы»: «Для нас вот что подходящее было бы: чтобы инородец в русском разговоре путался и краснел, писал бы по-русски с
порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернаторов, но и всякого столоначальника».
Главное, чтобы «трусил, краснел и путался»… Но Ильминский не учёл ещё одного качества, которым должен владеть среднестатистический российский мулла. Ильминский не учёл, зато учли товарищи из ФСБ, которые вменили муллам в обязанность, на каждого не желающего «трусить, краснеть и путаться», вешать ярлык еретика и смутьяна, а если понадобится то и «английского шпиона». Чем муллы и занимались последние пятнадцать лет.
Саид Чиркейский, увы, исключением не являлся… К его словам можно было бы отнестись, просто как к словам почти выжившего из
ума человека, если своё мнение он высказывал бы в узком семейном кругу, не вынося его за пределы своего дома. Можно было бы пропустить всё это мимо ушей, если бы за этими словами не стояли жизни мусульман, если бы эти слова не являлись моральным оправданием для тех, кто бегает с доносами на мусульман в «контору».Можно было на всё это махнуть рукой, если бы самые одиозные и непримиримые из врагов Аллаhа, не числились в его духовных воспитанниках. Разве он запрещал им притеснения и убийства верующих мужчин и женщин? Разве он запрещал им форму с двуглавым идолом и триколором, один из цветов, которого вообще то,
обозначает принадлежность к православию? Разве он запрещал носить им кресты обагрённые кровью мусульман?
Он не запрещал, потому что запретить и не мог. Круг его полномочий был очерчен и строго регламентирован и любая попытка вырваться из него, могла стоить ему сана и всех надлежащих привилегий. Долг призыва к Аллаху и ниспосланному Им Слову, долг сострадания, сопереживания, долг сопричастности с мучениками и невинными жертвами этой Уммы, никогда не входили в круг служебных обязанностей «духовных лидеров» мусульман. Они прекрасно понимают, что если таг1ут заподозрит в сочувствии жертвам геноцида, то руки для поцелуев будут подавать другие, более услужливые. Поэтому жреческое сочувствие всегда было строго избирательным и на мусульман не распространялось. И если вольнодумство не позволено Ходорковскому, Гудкову, Собчак то, что можно сказать о тех, кто не относится ни к титульной нации, ни к титульным сословиям.
И дело тут даже не именно в Саиде Афанди из Чиркея. Любой другой «афанди» будет вести себя точно также. Любой другой «афанди» будет читать мольбы за путина, а если понадобится, то вменит их в обязанность, как пятикратную молитву. В роли «духовного лидера» российских мусульман уживётся только такой персонаж. Иные не уживутся.

Гулям Мухаммад Дагестанский

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*