"Пили и жрали, как свиньи".

i (9)«Я боюсь того дня, когда неверные будут гордиться своим заблуждением, а мусульмане будут стесняться своей веры» (Умар ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллаh).
12 сентября 1999 года российские информационные агентства сообщили о том, что села Кадарской зоны Кара-Махи и Чабан-Махи полностью освобождены от «банд международных террористов».
Двухнедельное сражение между отрядом моджахедов численностью 130 человек и многотысячной армейской группировкой, усиленной отрядами, как российских, так и дагестанских полицаев закончилось. Российская армия потеряла убитыми и тяжелоранеными более 1 тысячи человек.
Поредело и поголовье местных полицаев. Дагестанское МВД не досчиталось около 50 голов, так называемых «сотрудников». От имени кремлевского гей — кагала, погибшие за «Гейпром» и Абрамовича полицаи, были облагодетельствованы всем скопом посмертными крестами, а их семьи пенсиями в размере нескольких тысяч рублей, что наглядно демонстрирует цену их «сотрудничества» в глазах их хозяев.
Моджахеды вырвались из окружения, потеряв убитыми 32 человека (Шахиды, ИншаАллаh). После их отхода, зеленое знамя, украшенное словами Шахады, было сдернуто, и на его месте был установлен российский триколор, о чем радостно и взахлеб сообщили, кати андреевы и ольги кокорекины.
«Средневековый шариатский анклав» прекратил своё существование. Смена флага была актом символизирующим смену власти, смену идеологических векторов, смену доминирующих ценностей и направляющих ориентиров.
Три цвета знамени, каждый из которых подразумевает заложенный в него религиозный, политический и социальный смысл, взвились над «освобожденными» селами Кадарской зоны, символизировав воцарение безбожной власти, а также и то, что с Исламом кремлевский гей-кагал, намерен воевать до последнего русского мужика, не жалея гойское мясо, как с одной, так и с другой стороны, под шумок войны, растаскивая «закрома Родины» и деля их со своими сородичами, как в Европе, так и в США.
Поднятие трехцветного знамени, ознаменовало новый этап, в жизни кадарских поселений. Ушел Ислам, декларирующий Шаhаду, и на его место пришёл другой «ислам», тот, что за годы оккупации, прижился практически на всей территории Северного Кавказа. Ислам без аятов Корана, без хадисов, без бород и хиджабов, без чувства собственного достоинства, без собственной истории, без собственного взгляда на мир, но зато с Хлопониным, доверие которого, с лихвой восполняет все выше обозначенные пробелы. В чем и признался дагестанский «муфтий» Абдуллаев: «….если Хлопонин нам сказал, то куда нам деваться…!?».
Другого Ислама, в условиях угнетающих веру и дух российских реалий, быть просто не могло. Возможно для того, чтобы понять природу войны на Кавказе, так и мотивации обоих сторон задействованных в конфликте, нужно вначале разобраться с цветами флага, который установили враги, сорвав флаг, украшенный словами Шаhады.
Что же вместо Ислама? Какую идею принес имперский вурдалак, более 400 лет воюющий против Ислама, как на Кавказе, так и повсюду, куда смогли дотянуться его лапы? Какую идентичность навязывает нам загнанный сюда, воинский контингент?
Если разбирать флаг по цветам, то начать нужно с белой ленты, которая символизирует свободу. Под свободой в дебрях «цивилизованного мира», к которому относит себя и Россия, принято считать некую «либеральность», как форму ненавязчивых отношений между государством и гражданином. Отношений, которые подразумевают невмешательство государства в личную жизнь человека, если конечно он не приносит неудобств и страданий окружающим.
Государство не может ограничивать права человека и указывать ему, во что одеваться, какие читать книги, какие исповедовать ценности. Но это только на первый взгляд. Когда дело касается мусульман, все происходит куда более прозаично. Высокопарные речи о «правах человека», о «свободе совести», мусульман, как оказалось, не касаются.
Ядовитые клыки этой самой «либеральности» обнажаются тогда, когда вера в Бога выходит из подполья и из разряда дел «интимных» становится заметной и способной преображать, как внешний облик, так и поступки человека.
Тогда-то и начинается словесная возня вокруг «светских устоев», в которой мусульмане изображаются злодеями, принуждающими своих жен и дочерей, совершать намаз и выходить на улицу в хиджабах.
Примечательно то, что за все время своих истерик, агитпроп при всех его возможностях, так и не смог показать ни одну принужденную к ношению хиджаба женщину. Даже прилетевший из Нью- Йорка собственный корреспондент канала «Россия» Евгений Попов не решил эту задачу.
Попов прилетел для того, чтобы снять репортаж о несчастной судьбе русских на Ставрополье, помимо всего прочего, вынужденных ещё и терпеть русскую девочку Таисию Газимагомедову, которая приходит в школу в хиджабе и её отчима Магомеда Газимагомедова, который якобы под страхом физического насилия «принуждает» ее к этому. Но на «принужденную» Таисия была совершенно не похожа, более того говорила она уверенно, с осознанием своей правоты и было видно, что хиджаб по доброй воле она не снимет. Но самое «веселое» началось после.
Для «доказательства» вины, отчима девочки, кстати, называющего её «своим ребёнком», в ход пошло анонимное письмо, якобы подброшенное Попову односельчанами Газимагомедова, которые не захотели назвать своих имен из-за страха перед Магомедом, передвигающемуся с помощью костылей. Вот ведь страх, какой нагнал….
Анонимка и вовсе превратила поповский репортаж в лихо закрученный триллер, о том, как кровожадный деспот-отчим избивает жену и свою падчерицу, заставляя девочку зубрить «сунны из Корана» и как оказалось, «занимаются они этим регулярно».
На основании анонимки, неизвестно кем выдуманной, Попов мелет на всю страну, обвиняя Газимагомедова в бытовом насилии над приемной дочерью. Его он обвиняет прямо, а всех мусульман, у которых жены и дочери ходят в хиджабах — косвенно.
Обвиняет, понимая, что в суд на него никто не подаст, а если и подаст, то «родина», то есть кагал, которому он служит, в обиду его не даст. Он понимает, что на мусульман он может говорить все что угодно, причем совершенно безнаказанно.
В чем же он обвиняет? А обвиняет в том, что они не просто «мусульмане», а обязательно «исламисты». Обвиняет в том «не мычат, коллективности ради», не спиваются, сторонятся греховного, не трясут соплями «под укупника», не вымирают, «как все законопослушные граждане». А еще учат Коран, «причем занимаются этим регулярно». Разве это не «преступление»?!
Думаю, что подловатый кретинизм Попова заставил содрогнуться не только меня. До того, чем в деградирующих российских глубинках отчимы регулярно занимаются со своими падчерицами Попову конечно же дела нет. Это его не интересует, потому что все в рамках правил и вполне «по – светски». Стоило бы из-за этого лететь из Америки?
Пусть их лучше спаивают и насилуют, чем учат Корану, пусть их выменивают на бутылку водки, уж лучше в публичный дом, на дно, в купринскую «Яму», чем к отчиму – мусульманину. По крайней мере, Попову это понятнее и ближе, да и «родине» как- то поспокойнее.
Удивительно, как в качестве мер по патриотической терапии и социальной адаптации уставших от ужасов семейного быта школьниц в хиджабах, из уст Попова не прозвучало предложение адаптировать девочек просмотром порнофильмов и стаканом водки на брудершафт. Ну, видимо, все ещё впереди….
Весьма символично то, что никто не печётся о торжестве «светских ценностей» в тех регионах, в которых смертность превышает рождаемость. Там, где население стабильно вымирает, освобождая земли для других народов. Там, где народ безропотно сносит унижение за унижением, смотря на властную олигархию, на её клевретов и опричников, как кролик на удава.
Там, где реально существует проблема детской проституции, детского алкоголизма, детской преступности, там, где власть, жируя на вымирании народа, его унижении и деградации, лишила его тех, прав, свобод и материальных благ, которыми наделила саму себя.
Для многих мусульман серьезной проблемой, связанной, прежде всего, с недостаточно четкой религиозной самоидентификацией, является отсутствие иммунитета перед «авторитетом» куфра и его приверженцев.
Многие из нас (может быть и из благих побуждений) не смогли изжить из себя заинтересованность в их благосклонности и понимании. Мусульмане обольстились разговорами о некоей «светскости» и многие убеждены в том, что «светскость» есть синоним просвещённости и культурности и что разумной альтернативы ей не существует.
Для каждого, кто имел несчастье соприкоснуться с этой «светскостью», не глянцевой, не воспетой идеологами куфра, тот знает, что скрывается под флером «изысканности» и «просвещённости».
Вбитый в нас ударами сапогов и внушенный нам через фильмы, программы, газетные публикации, комплекс неполноценности, вины за Ислам, «стыд собственного мнения», который ещё Достоевский называл «цементом, все связующим», стал очень благодатной почвой для того, чтобы мусульмане склонились к мысли о том, что у глубоких декольте, обнаженных коленок и ягодиц, есть только одна альтернатива в лице «религиозного мракобеса», принуждающего к каким–то темным обрядам, под страхом пыток и насилия.
Мусульмане, стыдящиеся аятов Аллаhа (Свят Он и Велик) и хадисов Его Посланника (да благословит его Аллаh и приветствует) и стыдящиеся своей истории, в совокупности есть ничто иное, как продукт оккупации и слома духовных бастионов.
Пришедший на нашу землю враг, изменил религию, вычеркнул из нее Повеления Аллаhа (Свят Он и Велик) и заменил ее собственными повелениями. Он переписал историю, вычеркнув из нее имена героев, благодаря подвигам которых Слово Аллаhа достигло Кавказских гор.
Из наших сердец вычеркнута сопричастность с ними, любовь к ним, и благодарность им за то, что мы знаем об Исламе, называемся мусульманами и все же не вымираем «коллективности ради».
Основной упор в освещении исторических событий делается на так называемое «завещание» имама Шамиля, который по их утверждениям из Льва Ислама быстро и с большим удовольствием мутировал в «светского льва», расхаживал по светским раутам, похотливо разглядывал в лорнет округлые формы петербургских дам, и что самое тешущее слух — «присягнул на верность царю – батюшке» и «завещал жить в мире с Россией».
Всем остальным повезло меньше. В плен они не попали, поэтому не соприкоснулись со светскостью, и не ощутили всех её «красот» и «прелестей».
Они не завещали нам «жить в мире с Россией», наверное, потому что не видели «райских ночей» описанных Куприным в его известной повести « Яма»: «……Тогда запирались наглухо двери и окна дома, и двое суток кряду шла кошмарная, скучная, дикая, с выкриками и слезами, с надругательством над женским телом, русская оргия, устраивались райские ночи, во время которых уродливо кривлялись под музыку, нагишом пьяные, кривоногие, волосатые, брюхатые мужчины и женщины с дряблыми, желтыми, обвисшими, жидкими телами, пили и жрали, как свиньи, в кроватях и на полу, среди душной, проспиртованной атмосферы, загаженной человеческим дыханием и испарениями нечистой кожи».
Это и есть апофеоз той самой «светскости», запечатленной на российском триколоре в виде белой ленты. Её принес к нам враг и на её защиту сегодня брошены все ресурсы режима.
Это и есть поднявшаяся словно с самих глубин Ада, «грядущая новь», которая учит нас «правильному» Исламу, тому во что одеваться, как воспитывать детей и какие читать книги. И она обязательно грядет, и коснется каждого дома, каждой семьи, перепачкает каждую душу, ничего не оставив не высмеянным и не оскверненным, о чем и сказал Господь Миров:
«О вы которые уверовали! Если вы подчинитесь неверным, они заставят вас обернуться вспять, и вы пропадете потерпевшими убыток». Коран, сура «Семейство Имрана», аят 149.
Синяя лента, вплетенная в полотнище российского триколора, символизирует православие, так как синий цвет является цветом «богородицы». При каждом удобном случае, особенно когда речь заходит о необходимости идеологического заслона Исламскому призыву, кремлевский агитпроп вспоминает о том, что Россия – православная страна, и что государство должно защищать общероссийские «традиционные ценности», которые основаны на ценностях православных.
Несмотря на то, что одним из основополагающих принципов светского государства является равноудаленность государства от всех конфессий и религиозных групп, православие вплелось в тряпочку российского флага, соответственно и поповство стало одним из титульных сословий российского истеблишмента.
На него возложены функции освящения как описанной выше «светскости», так и проведение «контртеррористических» месс на Кавказе, а также придания им согласованного с Всевышним статуса.
Я понимаю, что приоритет «православных ценностей» чисто номинальный, потому как согласно социологическим опросам более половины россиян, вообще не относят себя к какой – либо религии. Православие относится к числу фиктивных имперских ценностей, которыми как клопов дустом агитпроп поливает россиян в дни церковных праздников, уже ставших государственными.
Его преподносят, как одну из важнейших причин побед «русского оружия» над «басурманами», фашистами и прочими врагами народа.
Повествования о молитвах Александра Невского перед битвой на Чудском озере, о сошедшей к нему с небес «богородице», чудотворные иконы, спасшие Москву от наступающих дивизий Вермахта, и прочие агитпроповские небылицы, стали неотъемлемым сегментом патриотического воспитания россиян, что лишь доказывает то, что православие органично вписалось в имперский проект, явившись его духовным наполнением.
В отличии, от своих «мусульманских» коллег, напрягаться в поисках «места под солнцем» попам совершенно ни к чему. Их доминирующий статус и безальтернативный приоритет обеспечивает государство, опираясь на некую волю большинства, хотя, как уже говорилось выше, половина россиян не относит себя вообще ни к какой конфессии.
В Дагестане, как впрочем и в Чечне и в других мусульманских регионах, флаг с цветом «богородицы» и икона вождя – неотъемлемая часть интерьера чиновничьих кабинетов. Триколор украшает как фасады государственных учреждений, так и мундиры полицаев, особо отличившихся из которых награждают еще и крестами, что совершенно недвусмысленно подчеркивает их смутную религиозную принадлежность.
Что говорит Ислам по поводу «богорождения», что «Аллаh не родил и не рожден», ни чиновников, ни полицаев, конечно же, не интересует, ибо Ислам никогда не входил в число их духовных приоритетов. Они очень хорошо уяснили то, что повиноваться нужно тому, кто начисляет зарплату и пенсию, а какого цвета флаг, трехцветный, с пятиконечной звездой или с шестиконечной их совершенно не волнует.
Как и подавляющее большинство обывателей, они очень хорошо уяснили то, что сближение с Исламом невозможно без разрыва с ценностями империи куффаров, ибо Ислам в империи в чести не был никогда.
На протяжении почти всей своей истории Россия воевала против Ислама, расширяя за счет его территорий собственные границы и влияние. Нынешние события являются лишь подтверждением паталогической исламофобии кремлевских кесарей.
Сегодня территория Ислама по — прежнему продолжает оставаться территорией запретов, зачисток и бессудных казней. Насильственное насаждение животного либерализма, пьянства, сексуальной озабоченности и прочих «традиционных ценностей», под духовной крышей православия, проводится во многом трудами «мусульман»- крестоносцев, под предлогом наведения порядка.
Именно каста т.н. «силовиков», состоящая из вероотступников, за мзду, отпущенную им кремлевским кагалом, является главным звеном в войне за сохранение «конституционного порядка». «Порядка» запретившего Меру и Весы, установленные Всевышним Аллаhом (Свят Он и Велик), «порядка», поправшего веру и справедливость, узаконенную Аллаhом, «порядка» разделившего рабов Божьих на «быков» и «юпитеров». Того порядка, который запрещает аяты Всевышнего Аллаhа и хадисы Его Посланника (да благословит его Аллаh и приветствует), и вместе с тем, пропагандирует блуд и нечестие, начиная растлевать буквально со школьной скамьи.
Нет сомнения в том, что подобно тому, как они объединились с кафирами под одним флагом в этом мире, Аллаh Всевышний объединит их в мире Вечном, о чем ясно сказано в Коране: «Поистине Аллаh соберет лицемеров и неверных в Аду всех вместе».
Нет сомнения в том, что тираны, которые сегодня правят, исходя из «приоритета» потребностей собственного живота, и те, кто с готовностью шавки исполняют их приказы, находятся в лоне одной религии, ибо они объединились под одним знаменем, они имеют одну общую цель, у них общие друзья, общие враги и общие интересы.
Примером того, что правитель — тиран и его слуги обладают равным статусом, и соответственно заслуживают равного воздаяния, является фараон и его войско. Всевышний Аллаh сказал:
«Он (Фараон) и его воины несправедливо возгордились на земле и предположили, что они не вернутся к Нам. Мы схватили его и его воинов и бросили их в море. Посмотри же, каким был конец беззаконников! Мы сделали их предводителями, которые зовут их в Огонь и в День Воскресения им не окажут помощи. Мы сделали так, что проклятие следует за ними в этом мире, а в День Воскресения они будут в числе отдаленных от Милости». Коран, сура «Рассказы», аяты 39–42.
И нет сомнения в том, что в Судный День, Аллаh Всевышний поставит их и их неверных хозяев лицом к лицу и заставит их препираться друг с другом, относительно того беззакония, которое они творили на земле Аллаhа:
«…Если бы ты видел беззаконников, когда они будут стоять перед их Господом, отвечая друг другу словами. Те, которые были слабыми, скажут тем, которые превозносились : «Если бы не вы, то мы стали бы верующими». Те, которые превозносились , скажут тем, которые были слабыми : «Разве мы удерживали вас от верного руководства, после того, как оно явилось к вам? Нет, вы сами были грешниками».
Тогда те, которые были слабыми, скажут тем, которые превозносились: «Вы замышляли козни ночью и днем, и велели нам не верить в Аллаhа и равнять с Ним других». Когда же они увидят мучения, то утаят раскаяние. Мы наложим оковы на шеи неверных. Разве не воздастся им только за то, что они совершали?». Коран, сура «Саба», аяты 31–34.
Что касается красного цвета, то это цвет империи, цвет «державности». Сколько сотен тысяч трупов исклевал двуглавый мутант, прежде чем, удовлетворившись «нашим» «традиционным исламом», свил гнездо на фасадах учреждений, в кабинетах чиновников, на кокардах ментовских фуражек?
Сколько кровавых месс устроил имперский вурдалак на землях мусульман, чтобы склонить нас к «историческому выбору», которым сегодня мы так гордимся?
Сколько невинных жертв было положено на алтарь «державности» и сколько еще крови должно быть пролито во имя «сохранения порядка», чтобы министерские сынули могли безнаказанно давить прохожих джипами, а прокурорские днями напролет насиловать несовершеннолетних девочек. И тоже безнаказанно.
Что вообще у нас общего со страной, в которой судебным решением запрещены хадисы Посланника Аллаhа (да благословит его Аллаh и приветствует), в которой выпячивать можно все что угодно, от гениталий до патриотизма, а Ислам должен оставаться делом сугубо интимным, не столь важным, как все вышестоящие императивы.
Эти вопросы встают сами по себе и суровая реальность бытия только укрепляет в мысли о том, что полностью расслабиться и каждую мечеть превратить в скотно-публичный двор, а каждому имаму указать «место у параши» кафирам мешает только наличие воюющих джамаатов, так и укрепление исламского знания и исламской идентичности.
Кто мы вообще и кем мы предстанем перед Аллаhом в Судный День? Мы рабы Аллаха или рабы ботоксных кремлевских царьков? Что для нас важнее Слово Аллаhа или окрики из кремлевского кагала? Что является нашей целью? Довольство Аллаhа или довольство фараона?
На чьей мы стороне? Мы на стороне Посланника Аллаhа (да благословит его Аллаh и приветствует) или мы на стороне той «родины», которая запрещает его хадисы? Мы на стороне мусульман, или мы на стороне той страны, которая притесняет и убивает наших братьев и сестер, последние 400 лет своей истории, без перерывов и выходных?
Мы на стороне той чеченской женщины, которая хоронила останки своей сожженной заживо дочери в алюминиевой кастрюле, или мы на стороне кремлевского «фараона и его воинов», убивших её ребенка.
Мы на стороне тех женщин, которые чтобы не попасться в лапы «родины», обхватив детей, прыгали с обрывов в горные реки, или мы на стороне двуглавого орла несомого на её штандартах и знаменах?
Невозможно быть на стороне палачей и жертв одновременно, как невозможно быть на стороне Посланника Аллаha (да благословит его Аллаh и приветствует) и на стороне того суда, который запрещает его хадисы.
Каждый из нас должен ясно понимать то, что на Суд Аллаhа мы придем в окружении тех, на чьей стороне мы были в этой жизни.
Каждый из нас принесет на Суд Аллаhа то, что он любил и то чем гордился, то за что сражался, и то, за что умирал. Кто- то принесет Веру в Господство Аллаhа, любовь к Его Религии, надежду на Его Прощение, страх перед Его Наказанием. Кто–то же принесет «богородицу», иконы вождей, звезды, «корочку», трехцветную тряпку, карьерный рост, кресты, погоны, двуглавую зверюшку и прочий языческий ширпотреб.
Кто-то воскреснет в окружении пророков, мучеников, праведников, а кто- то вместе с вождями неверия, службе которым, он посвятил жизнь.
О незавидной участи вторых Всевышний Аллаh сказал:
«Воистину Аллаh проклял неверующих и приготовил им Пламя, в котором они пребудут вечно. Они не найдут для себя ни покровителя, ни помощника. В тот день их лица будут поворачиваться в Огне и они скажут: «Лучше бы мы повиновались Аллаhу и Его Посланнику!» Они скажут: «Господи наш! Мы повиновались нашим старейшинам и нашей знати, и они сбили нас с пути. Господи наш! Удвой для них муку и прокляни их великим проклятием!». Коран, сура «Сонмы», аяты 64–68.
Гулям Мухаммад Дагестанский.

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*