Гулям Мухаммад Дагестанский "Бородачи и усачи"

усачии бор

Утверждение Рамазана Абдулатипова в должности «президента» Дагестана дало новый импульс для налаживания связей между дагестанскими и чеченскими марионетками. Планы Кремля на ужесточение репрессий в отношении Исламской альтернативы, подтолкнул кавказских холопов к еще более тесному сотрудничеству, что и бросило дагестанского «главу» в объятия его более искушенного в заплечных делах, чеченского коллеги.

Пары семинаров по курсу «прикладного людоедства», проведенных «академиком» Кадыровым, хватило для того, чтобы бывший преподаватель и теоретик научного атеизма, превратился в его жесткого и воинствующего практика.

Ненависть к Религии Аллаhа и трепетная любовь к имперским кирзачам, крестам да портянкам, стала той идеологической платформой, на которой и объединились дагестанские и чеченские путинопоклонники.

На первой же встрече, помимо идеи совместного противостояния Исламу, была озвучена и идея незыблемости «братства» двух народов, о которой речь и пойдет ниже.

Как правило, витиеватые речи о «нерушимом кавказском братстве», звучат во время званых ужинов, которые входят в регламент подобных встреч. Отдавшись бесу чревоугодия, разжиревшие и лоснящиеся от кремлевских «манн» кавказские ханы, как–то особенно усердно начинают изливать из себя эту дешевую, тошнотворную патоку.

Для этого лицемерного сброда нет приятнее занятия, чем откушав запеченных рябчиков, ананасов, тортов и штруделей, подставить братское плечо сотрапезнику и уведомить его в «сердешных» чувствах. Конечно, приятно быть братом на сытый желудок, когда это братство ни к чему не обязывает, сулит выгоды и одобрено начальством.

Цена этому напыщенному словоблудию, была видна в испытаниях последних лет. В то время, когда истекающую кровью Чечню, бомбили, зачищали и насиловали, дагестанский «брат», тот самый, который сегодня истово и не краснея, заливает о дружбе и братстве, ехидно ухмылялся, потирал руки, и называл все происходящее «борьбой с терроризмом».

Тот самый дагестанский «брат» сдавал кровь убийцам своего чеченского «брата», высунув язык, бегал им за водкой, и даже называл их «посланцами Всевышнего». Все долгие годы насилий и убийств поведение этого самого «брата» находилось за рамками разумного объяснения.

Дагестанское «духовенство», буквально с первых же дней, отреклось от своих собратьев по «традиционному исламу», что и было ожидаемо. Еще во время боев в Ботлихском районе, ДУМДом объявил всех погибших при «исполнении» кафиров «шахидами» и каждому из них гарантировал место райских садах.

Приглашенный на встречу в марионеточный «госсовет», скоп дагестанских «горянок», во главе с поэтессой Фазу Алиевой, пошел еще дальше, выразив сочувствие полковнику Буданову, находящемуся в то время в заключении.

Очевидно, никого более заслуживающего сочувствия в истории с Будановым, «горянки» не обнаружили. Был у чеченцев еще один «брат» из Дагестана, полковник Гайдар Гаджиев, награжденный званием «героя россии».

Долгое время его изможденная шмурдяком физиономия «украшала» одну из улиц дагестанской столицы. Звание «героя россии» это «брат» заслужил тем, что запытывал до смерти мусульман Чечни, пока одна из вдов, в отместку за своих похищенных и убитых мужа, отца и брата не взорвала этого выродка. К сожалению, ценой собственной жизни.

Но сегодня речи о братстве и единстве, как и любая ложь, востребованы и применимы. И тот, кто их озвучивает, делает вид, что говорит правду, а тот, кто слушает, делает вид, что ему верит.

Тот же Кадыров и его окружение прекрасно знают о том, что «тамада» не бросит их только за сытным ужином и веселухой, как и они его. Да и сам «тамада» об этом догадывается. А все, потому что их союз не связан ничем, кроме меркантильной конъюнктуры и примитива земных страстей, потому что их помыслы, чаяния и надежды обращены к таг1уту, слово которого они предпочли Слову Аллаhа Всевышнего.

Их вера в таг1ута настолько полна и абсолютна, что смерти десятков тысяч чеченских детей, стариков, женщин, не заставили изменить к нему отношение, не разбудили в их душах чувство сопереживания, не заставили их вспомнить о братских чувствах.

Если бы они были частью Уммы, то о братстве и долге соучастия, они бы вспомнили не при виде жареных рябчиков, а при виде ям наполненных трупами мусульман. И сколько бы они не привезли на Кавказ чашек и прядей волос, какие бы пышные клоунады они не устраивали по этим случаям, их статус останется неизменным до тех пор, пока они не отрекутся от таг1ута и не престанут быть соучастниками его преступлений.

По Милости Аллаhа у чеченского народа, помимо «тамады» и его свиты, были другие братья из Дагестана, которые не били себя в грудь, не произносили громких слов и не клялись в верности и вечном братстве. Эти братья также приехали на Джихад со всего Кавказа, из Африки и Ближнего Востока.

Они делили с чеченским народом трудности войны, мерзли, голодали, терпели лишения и утраты. Они вместе с чеченскими муджахедами нерушимой стеной стояли на пути кафирской нечисти, «пачками» отправляя в муфтиятский «рай», обезумевших от крови и водки, «посланцев Всевышнего».

На одной из страниц этой величественной эпопеи хотелось бы остановиться поподробнее.

Весной 1996 года, в преддверии президентских выборов, Кремлю было необходимо окончательно решить «чеченский вопрос». С этой целью в горные районы Чечни была отправлена военная экспедиция, наступавшая по трем направлениям. Первая колонна через Сержень-Юрт двинулась в направлении Ведено, вторая вошла в Аргунское ущелье, а третьей была поставлена задача, наконец – таки взять Бамут, и блокировать горную границу и с Ингушетией.

Тысячи солдат, около сотни единиц бронетехники, при поддержке артиллерии, систем залпового огня и авиации были брошены для разгрома «остатков бандформирований».

31 марта 1996 отряд амира Хаттаба, на дороге Сержень-Юрт – Беной атаковал арьергард первой колонны, уничтожив множество грузовиков с пехотой, и около 30 единиц бронетехники.

Один из участников сражения рассказывал, что колонна была настолько огромной, что разбить ее полностью не хватило ни муджахидов ни боеприпасов. Через две недели, у селения Ярыш- Марды, отряд Хаттаба наголову разбил вторую колонну оккупантов, уничтожив более 300 врагов Аллаhа.

Так как «наводить порядок» они прибыли из Московского военного округа, то умолчать об их разгроме было просто невозможно. В России был объявлен траур, а так и не протрезвевший ЕБН, с горечью резюмировал: «Мирная была колонна…..».

Уже в мае группа Хаттаба разгромила крупную военную базу кяфиров у селения Шуани, взяв множество пленных и трофеев.

Не выходящие из состояния перманентного запоя потомки жукова и конева, продолжали хорохориться и свою никчемность оправдывали тем, что в Кремле засели скрытые пособники муджахидов, которые и мешают им довести дело до победного конца.

В августе 1996 года зубастая оборона оккупантов приняла на себя коронный масхадовский хук. Грозный был атакован с нескольких направлений, и через сутки был полностью очищен от врага. Россия была склонена к миру. Оккупанты были изгнаны. Изможденная Чечня вздохнула полной грудью.

Сейчас эту величественную историю, полную, как героических, так и трагических страниц, стремятся оболгать клеветники и нечестивцы. Продавшийся за тридцать сребреников чеченский официоз, с бесстыдством рублевой девки, поносит имена героев Джихада, презрительно называя их «бородачами», «врагами чеченского народа».

Тот, кто во время испытаний был рядом, тот, кто оставив семьи и дома жертвовал жизнью, тот, кто делил с этим многострадальным народом судьбу и последнюю лепешку – назван врагом, а тот, кто выражал сочувствие Буданову и обтирал «мущщинскими» усами вражеский сапог – братом и верным другом. Ну, раз так, значит, так тому и бывать.

Пусть у Кадырова и его окружения не будет других братьев, кроме дагестанского «тамады» и его блудливого балагана лизоблюдов и предателей. Других братьев они и не заслужили.

Гулям Мухаммад Дагестанский

VD

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*