Эхом чужой боли

10409136_724994504248404_2119460800735102576_n (1)Моим любимым сёстрам. Пусть Аллах укрепит вас, облегчит вам боль ваших утрат и соединит вас в прекраснейших Садах с теми, кого вы любите! Амин!

Любые совпадения случайны. Несовпадения — тем более…

Эхом чужой боли — стиснутые зубы, безуспешные попытки сдержать слёзы. Наше сочувствие – лишь отзвук твоего безграничного горя, и время застыло в доме, лишившемся хозяина, запутавшись в выматывающих нервы причитаниях очередной родственницы…

Еще вчера утром он лёг досыпать после утреннего намаза, а ты только встала, собираясь брать омовение. И вдруг шум, рёв бронетехники, грубые голоса, дом окружён по всему периметру. И он выглядывает наружу и торопит тебя: «Быстрей одевайся!» И кричит, распахнув окно, этим маскам, и автоматам, и неминуемому: «Не стреляйте! Я сейчас выйду! Здесь двое детей! Не стреляйте!»

И ты пытаешься отговорить его, мол, будем звонить кому-нибудь, чтобы разобрались, потянем время, но он слишком боится за тебя и детей. И кое-как успокоив тебя, он начинает собираться, пока ты делаешь намаз.

«Он успел нормально одеться, носки даже успел надеть, бедный мой… Они убили его!!! Убили!!!! В машине убили его, а потом подбросили в какую-то квартиру!!! Какие теракты, какая Сирия, он целыми днями работал!»

И он выходит из дома, в последний раз, а старшая дочка, пяти лет от роду, прижимается к тебе и спрашивает, глядя ему вслед: «Мама, куда папа пошёл?» — чтобы потом еще много дней: «Мамочка, где наш папа?»

И вот уже весь дом наполнен оружием и грубыми окриками, и детей забрали соседи, и тебя беспокоит пока лишь то, чтобы ничего не подкинули. Но из твоего шкафа уже достают свёрток с патронами и продолжают по дому хаотическую круговерть. «Даже обыск нормальный не делали они! Подложили в шкаф и сразу взяли оттуда, что принесли!» Маски мелькают, сменяя друг друга: «Заткнись, сука! Что-то слишком ты борзая, сразу видно, что не местная, наши так себя не ведут! Чтобы завтра же в такси загрузилась вместе с выродками своими и исчезла из этого города, а то окажешься там же, где твой муж!» И ты не знаешь пока, что в этом мире твоего мужа уже нет… «…у истока реки, протекающей у врат Рая, в зелёном шатре…»

Рассказал имам Ахмад (2389) от Ибн Аббаса, رضي الله عنهما: Сказал посланник Аллаха, ﷺ: «Шахиды находятся у истока реки, протекающей у врат Рая, в зелёном шатре. К ним приходит их ризк из Рая утром и вечером».

И ты подходишь к окну, и те же маски на улице, и одна поднимает прорези вверх и видит тебя, и показывает тебе средний палец, двигая бёдрами в непристойных движениях, и ты уже давно отказываешься понимать, что всё это происходит на самом деле.

А время бредёт к обеду, и продолжают кружиться по дому чёрные маски, направленные на тебя стволы, ненавистная форма: «Да какие вы мусульмане? Ты что, думаешь, ты в эти тряпки замоталась и мусульманкой стала? Да моего дедушки дедушка в Мекку ходил!» … Угрозы, оскорбления, объяснения «истинного ислама», биография благочестивого дедушки-хаджи очередной обезличенной маски – спецоперация в самом разгаре… А тело твоего мужа уже остывает на полу неизвестной квартиры, куда его занесли, ничуть не смущаясь, на глазах у соседей… И СМИ заливаются привычным: «Очередной теракт предотвращен в городе N. Боевики отказались сдаться и были уничтожены».

«ЙаАллах, йаРабби! Об одном прошу тебя – дай моему мужу Рай! ЙаАллах, он был самый лучший для меня, я так любила его! ЙаРабби, он всю жизнь работал, дай ему отдохнуть в Раю! ЙаАллах, прокляни его убийц самым страшным проклятием!»

Амин, сестра моя! Амин!

Фатима ТАРАСОВА

https://www.facebook.com/notes/724993570915164/

Tags:

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*

Последнее от Избранное

И не дано иного.

Hи для кого не секрет, что за года заточения в рамках «конституционного
Пойти Наверх