Мечеть на Котрова и часы Пескова

Захват мечети на улице Котрова,  уже привлек к себе внимание региональных СМИ. Построенная в начале 2000 — ых на личные средства Надыра Хачилаева (рахимуЛлаh), Котровская  мечеть с самых первых дней своего существования, по причинам вполне прозаическим, не давала покоя, ни  прокремлевскому режиму, ни т. н «духовенству». Сейчас трудно переоценить тот подвиг, который совершил наш дорогой брат Надыр, вложив  душу и немалые  средства в строительство дома Всевышнего Аллаha. 
Эта мечеть строилась в то время, когда после памятных событий 1999 года, Исламский призыв был практически приостановлен,  когда во всем Дагестане не было ни одной мечети, в которой Иман не смешался бы с куфром, а Сунна с нововведением. Это было время,  когда алкоголь и порнография продавались без проблем и порицаний со стороны т.н.  «духовенства».  Это было время, когда родители загулявших «малолеток» искали своих чад, в кишащих  нечистью ночных клубах,    а мужчину  с бородой можно было увидеть чуть чаще, чем бородатую женщину. Все, что проклято Аллаhом было выставлено на показ и возвеличено, а все,  что любимо Им, было спрятано и унижено.
При этом склоненное к сожительству и бесстыдно флиртующее с кремлевским таг1утом «духовенство»,  надувая бритые щеки,  неустанно твердило о том, что именно благодаря  его неустанному труду и благочестию, Ислам в Дагестане  сохранился в первозданной чистоте. Имена тех,  кто ставил под сомнение  «заслуги» духовенства, автоматически заносились  в черные списки, которые услужливо подавались в карательные  органы.
И вот, в это самое время, в самом центре дагестанской столицы, стала строиться мечеть, которой, по Воле Аллаha, в течении многих лет суждено было стать  центром Исламского Призыва, успеху которого в немалой степени способствовал авторитет Надыра (да воздаст ему Аллаh Раем). Уже через год Котровская мечеть стала реально осязаемой альтернативой ночным клубам и притонам, что не могло не раздражать, как марионеточных царьков, так и духовенство, привыкшее бесстыдно паразитировать на невежестве своей паствы.  Именно в стенах этой мечети мусульмане начинали постигать азы своей Религии, учились чтению Корана, узнавали хадисы, проникались любовью к Аллаhу и Его Посланнику (да благословит его Аллаh и приветствует). Изучая свою религию, они начинали понимать  то, что погрязшая  в дармоедстве жреческая каста имеет очень туманное представление о границах дозволенного и запретного, что позволяет ей бесстыдно паразитировать на ореоле  своей псевдосакральности. Все вышеперечисленное жрецами воспринималось не иначе, как посягательство на их бизнес, что вызывало ответную реакцию в виде кляуз и призывов разобраться с «заразой ваххабизма».
Уже за первые годы своего существования мечеть заслужила, как ненависть со стороны духовенства, так и слуг таг1ута, не раз заявлявших о том, что именно в ее стенах проходят идеологическую подготовку будущие моджахеды. Рефлексии таг1ута на работу мечети стали проявляться в угрозах ее закрытия, а также в систематических  рейдах и облавах правоохранителей.
Ненависть таг1ута,  наглядно демонстрируемая все последние годы,  в конце концов, обернулась ее захватом и передачей  «под контроль муфтията». Пока рюське полицаи, именуемые в простонародье «мусора», блокировали и избивали мусульман на подходах к мечети, вошедшие вовнутрь т.н «мюриды», в роли которых выступали все те же руське полицаи , выбирали нового имама мечети. Задачу нападавшим облегчило то печальное обстоятельство, что  визуально распознаваемых различий между т.н «мюридами» и рюське полицаями не существует вообще.
В итоге Котровская мечеть превратилась в пятничный загон для прихожан, одобрительно мычащих при известиях о том, как  повыползавшая из притонов и пивбаров, шелудивая  свора вымирающих имбицилов, уже давным давно записанных им в соотечественники, отправляется на очередную войну с «вахами», то в Чечню, то в Сирию. И можно быть уверенным в том, что стоны умирающих детей, крики женщин,  проклятия сотен тысяч мусульман,  посылаемые в адрес плешивого  кремлевского пастора, не отвлекут очарованную им паству от группового  выполнения своих прямых гражданских обязанностей. Теперь уже и из стен отжатой Котровской мечети, вместо завораживающего и  потрясающего по красоте чтения Корана,  будет доносится одобрительное мычание законопослушных прихожан, сопровождающее бомбардировки «штабов ИГИЛ».
 Мычание —  оно ведь не только знак согласия, но  и первостепенный гражданский долг,  гарантирующий то,  что мычащему позволят какое — то время молится, и даже сохранят жизнь. Но если вдруг окажется так, что бороться станет не с кем, и «спасать» станет некого и не от кого,  да еще и россияне начнут задаваться мыслепреступными вопросами о часах Пескова стоимостью в 6847 их минимальных зарплат, где-нибудь  неподалеку от бывшей Котровской мечети приземлится вертолет и «уважаемым россиянам» будет показан сюжет о том, как в ее стенах готовились и вербовались «террористы ИГИЛ». Может быть даже так, что в роли вербовщика окажется  новоиспеченный имам Саадуев, а в роли вербуемых те самые   «прихожане», чье законопослушное  мычание заглушало предсмертные стоны сирийских детей.   Запивая зеленые сопли «Клинским»,  россияне в очередной раз убедятся в том, что спасший их от террористов Песков,  часы  носит вполне заслужено. Они с нескрываемой радостью увидят то, как на минбар бывшей Котровской мечети, под восторженное блеяние «мюридов», поднимается засланный Кремлем варяг. Не удивлюсь, если им окажется доктор мюридических наук и шейх-уль- традиционный ислам  Боря Моисеев…. Первый шаг для этого уже сделан. Тем более деваться им ведь все равно будет некуда, если Хлопонин прикажет….

Гулям Мухаммад Дагестанский.

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*