Военно — бытовой конфликт.

Безудержная, аутичная лживость, пропаганда ксенофобских настроений, истерия ненависти ко всему инакомыслящему, инакоживущему, ко всему инородному и иноязычному, ко всему, что противоречит идеологическим, моральным и поведенческим стандартам «русского мира», стали привычным фоном информационной политики российских СМИ, на протяжении последних лет.

 

Качества эти проявляются при освещении, как военных, так и чисто бытовых конфликтов, в которых одной из действующих сторон являются мусульмане.

 

Создается впечатление, что российские СМИ только и заняты поиском ежедневных доз исламофобии, которыми необходимо заливать зенки скрепоносного народа, отвлекая от реалий, в которые загнал его путинский режим.

 

Поэтому и показывают нас: либо молящимися на проезжей части, либо что — то орущими, либо «режущими баранов на глазах у детей», либо дерущимися, либо признающимися в умысле совершить теракт.

 

Среди криминальных сводок,  совершаемых ежедневно в России, выбираются именно те, в которых «пляшет на русских костях, новый Берия, бритый кавказец».

Только такой конфликт, представляет интерес для федеральных каналов.

 

Вся остальная «будничная лента новостей»: с разрубленными собутыльниками, с законсервированными пальцами теть Марины, с расчлененными сожительницами, с задушенными или выброшенными из окон детьми, — представляет значительно меньший интерес. Но это лишь по причине того, что в них отсутствует образ того самого, главного «врага», в лице смуглого и бородатого инородца, который по закону жанра, непременно должен плясать «лезгинку» на русских костях, азартно постреливая в воздух.

 

Очередной дозой ксенофобина, введеной в вену скрепоносного народа, явилось освещение конфликта в Хабаровске, между чемпионом мира по пауэр — лифтингу Андреем Драчевым и кикбоксером Анаром Аллахверановым.

 

Сразу после инцидента, когда еще не было ничего ясно о его причинах, канал «Россия — 24» выдал репортаж в котором Андрей был охарактеризован как безконфликтный и добрый, а его убийца Анар как хитрый, злобный, агрессивный, и к тому же «уклоняющийся от боя с равным соперником» подонок, любящий нападать на подвыпивших, к тому же пришедший на драку в окружении группы поддержки.

 

Был также показан отец Андрея, который рассказал о том, что Анар занимался спортом для физического устрашения, промышляя при этом на жизнь избиениями и вымогательствами.

 

Свою лепту внёс и «Первый канал», который посвятил данному инциденту выпуск программы «Пусть говорят».

 

К уже озвученной версии о том, что Анар целенаправленно провоцировал соперника на конфликт, а Андрей, не желая драться, мило улыбался и пятился, приплелся и тот «факт», что в тот момент, когда добродушный и инфантильный Андрей, положившись на благородство соперника, записывал номер телефона для «стрелки», подлый беспредельщик Анар ударил его ногой. Почти все приглашённые на передачу в один голос говорили о том, что Андрей не хотел драться, как мог, избегал конфликта, а вот Анар провоцировал и лез на рожон. Артистично, и со знанием дела, страсти подогревали посаженные в самый центр зала две буйнопомешанные певицы, которых за все время передачи никто и ни о чем даже не спросил, и судя по всему было видно, что пригласили их явно не для этого.

 

Уже спустя несколько дней, в сети появилась полная видеозапись конфликта, с начала и до развязки, снятая камерами наружнего наблюдения. На ней не было зафиксировано: ни то, что Драчев избегал конфликта, ни то, что Аллахверанов ударил его в тот момент, когда он записывал номер телефона, и вообще ничего из «официальной версии».

 

Более того, на видеозаписи, отчётливо виден момент, когда сидящий Драчев неожиданно вскакивает, и бросается с кулаками на Аллахверанова. Это в корне опровергает версию о том, что он «пытался избежать конфликта».

 

Но, как я понимаю, это уже детали, совершенно не интересующие создателей шоу на «Первом».

И вот, когда я смотрел на то, как ведущий, и приглашённые в студию «эксперты», включая председателя комитета по обороне Госдумы Франца Клинцевича, «пытаются разобраться в ситуации», у меня в памяти возникла другая драка и другое убийство.

 

Буквально за две недели до убийства Андрея Драчева, на берегу Байкала, был зверски зарезан двукратный чепион Европы среди молодёжи — Юрий Власко. К большому сожалению, для руководства «Первого канала», и видимо для Клинцевича, в числе убийц не оказалось ни одного не то что мусульманина, но кавказца. На фоне этой истории, история про то, как ассимилированные и давно переваренные в имперской кишке буряты, зарезали русского парня, выглядела вполне себе буднично. Мало-ли кто кого режет «по пьяной лавке» в непролазной русской тайге. Тем более буряты «всё-таки свои».

Во враги их не определишь, связь с ИГИЛом не припишешь, да и на Донбассе они неплохо вошли в роль «восставших шахтеров», органично слившись с местной сепаратистской фауной.

 

Поэтому ни один канал и не показал ни плачущих родителей Юрия, ни его горюющих друзей, а ведь наверняка он тоже не был ни изгоем, ни сиротой. Поэтому для объяснения причин убийства никто не стал приглашать ни тихопомешанного Клинцевича, ни буйнопомешанных певиц.

 

Ведь у «клинцевичей» весьма узкая и специфичная сфера применения. Нужны они только для того, чтобы потакая иррациональной и слепой злобе, сдавленного налогами, чиновничьим и полицейским произволом, к тому же доведённого до крайней нищеты обывателя, направлять её в строго определённое русло.

 

Они нужны для того, чтобы заставить поверить этого самого обывателя, что: его личный враг, и виновник всех его бед, это — не желающий жить в выделенной ему резервации, (названной «субъектом РФ»), пришлый с юга «со своим уставом», не поддающийся никакой дрессировке, инородец, мусульманин.

 

Они нужны для того, чтобы при виде мусульман, у обывателя  рефлекторно возникало желание теснее жаться к серым бушлатам. Чтобы обыватель понимал то, что угроза, исходящая от мусульман, с их «неуживчивостью» и «терроризмом» настолько велика, что приходиться отвлекаться на ежедневную поимку террористов, на Сирию, а потому догнать и перегнать Того с Занзибаром пока не получается.

 

Они нужны для того, чтобы в массовом сознании, образ врага, занимал доминирующее положение, и чтобы количество «уничтоженных штабов ИГИЛ» в далёкой Сирии занимало обывателя больше, чем количество украденных и припрятанных в офшорах миллиардах.

 

В преддверии очередных выборов Путина, — как всегда безальтернативных и массовых, — истерия и подогревание ксенофобских и милитаристских настроений, очевидно, будет только нарастать.

 

В борьбе за умы и голоса избирателей, мусульмане по — прежнему будут играть роль мальчиков для битья, хоть в России, хоть в Сирии.

И неважно, в бытовом-ли конфликте, или в военном, — российская власть будет по-прежнему опираться на многовековую традицию ненависти к мусульманам, как к общине, которая за многие века зачисток, депортаций и массовых убийств, так и не поддалась полной ассимиляции.

 

Поэтому, то, что при освещении абсолютно честного и мужского поединка, между своим и чужим, власть не попыталась примирить стороны, а предсказуемо встала на сторону своего, назвав его, двухметрового, заросшего мышцами детину, нарывавшегося и в итоге нарвавшегося-таки на неприятности, бесконфликтным и добрым, а его соперника — хитрым, злобным и агрессивным.

Также и в сирийском конфликте. Воюющая за тегеранскую прописку афганская босота, наскребенные по облёванным нижнетагильским подворотням «заболотные», зачатые в блуде временных браков, и пребывающие во влажной обнимке с асадитским генералом-геем  Сухейлем Хасаном и его «мальчишником», боевики «Хизбалды», в общем — вся эта генетически ущербная шваль, приглашённая в Сирию её «законным правительством» — услышала в свой адрес самые добрые слова путинских экспертов.

Мало того, что сброд этих выродков  неизвестно почему называется  «сирийской армией», так он ещё называется «освободителями» и «борцами с терроризмом». А вот мусульмане Сирии, вся вина которых заключается в том, что они восстали против режима, в зените своего могущества расстреливавшего и запытывавшего до смерти даже детей, предсказуемо названы фанатиками и «террористами ИГИЛ».

По мнению Клинцевича и его друзей по экспертному цеху, народ, с шеи которого полвека свисали ноги, спустившихся с гор Латакии алавитских царьков, легко и непринужденно превращавших целые города в дымящиеся руины, не имел права ни на восстание, ни на протест, ни на эфир передачи «Пусть говорят».

Гулям Мухаммад Дагестанский.

1 Comment

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*