Последний бой шейха Абдул-Халима: 17 июня 2006 года

17 июня 2006 г. Шейх Абдул-Халим, президент ЧРИ и Амир муджахидов Кавказа, в сопровождении 5 муджахидов прибыл в город Аргун для встречи с некоторыми амирами.

Как выяснилось позже, заехавшая в частное домовладение в «индейском поселке» автомашина, в которой находился Шейх, привлекла внимание главаря группировки ФСБ, которая была расквартирована в Аргуне. Примерно в это же время в соседнем квартале, кафиры и местные марионетки как раз решили провести так называемую «зачистку».

В дом, куда заехала автомашина, были послан кафир в сопровождении одного муртада для проверки. Войдя во двор дома и переговорив с хозяином, они заподозрили неладное. Однако хозяин дома смог убедить муртада в том, что лучше не предпринимать никаких действий, так как в противном случае будет много жертв.

После этого муджахиды с Шейхом Абдул-Халимом сели в автомашину и стали выезжать из дома. Однако в последний момент кафир подбежал к машине с криком «Я вижу там только одного человека, сейчас мы его быстро порешим», и попытался открыть дверь. В ответ он получил пулю в лоб. После этого началась перестрелка.

Кафиры и муртады стянули силы к месту перестрелки. Муджахиды с Шейхом Абдул-Халимом заняли оборону за фундаментом недостроенного соседнего дома.

Ожесточенный бой длился несколько часов. Как следует из доклада участников этого боя, Шейх Абдул-Халим приподнялся для ведения огня, и в этот момент пуля попала ему в висок.

Он скончался сразу. Никаких ранений у него больше не было. Муджахиды вели бой примерно еще около часа, затем пошли на прорыв и вышли из блокированного района. Больше никто из муджахидов не пострадал.

Участники боя сообщили, что уверены в уничтожении 2 кафиров и 4 муртадов (не говоря уже о большом числе раненых), среди которых тот самый начальник ФСБ, который заметил заезжающую в дом автомашину. Однако жертв со стороны врагов, судя по информации жителей поселка, оказалось значительно больше.

***

Из воспоминаний журналиста Ахмада Сардали:

Мы с шейхом Абдул-Халимом были непросто знакомы, а жили по соседству. Абдул-Халим был моложе меня на 8 лет, и рос на моих глазах. В моей памяти он останется тем мальчиком, который садился возле арыка и палочкой вылавливал всяких неосторожных букашек, уносимых течением. «Мальчик, что ты делаешь?» — обращались мы к нему. Малыш многозначительно отвечал, «Охраняю Божьи творения».

Никогда Абдул-Халим не пересекал дорогу человеку старшему по возрасту. Рассудительный не по годам, он смотрел на мир совсем не детскими глазами, и в них светилась мудрость взрослого человека. Абдул-Халим был скромен в общении, в одежде и быту.

Однажды, ему подарили машину марки «Жигули». Смущенный этим, он не принимал подарка, но как только даритель удалился, оставив свой подарок во дворе, Абдул-Халим тут же обратился к одному из наших бедствующих товарищей Абубакару (Шахид инша Аллах!) и настоял на том, чтобы тот забрал машину себе.

«Тебе она нужнее Абубакар. Твоя семья большая и в нужде, а нам с Фатимой легче». В молодости, будущий Шейх никогда не был замечен ни на одном увеселительном мероприятии, с ним можно было всем поделиться, и я не слышал ни разу, чтобы он плохо отозвался о ком-нибудь.

«Все что он сделал — сделал для самого себя, — отвечал он. Таким был наш Абдул-Халим по отношению к окружающим его людям.

В зрелом возрасте, он был тем мусульманином, чьи действия были поклонением в той же мере, в какой является им совершение религиозных обрядов. Он постоянно занимался благими делами, и стремился к благоволению Аллаха.

Обладал глубокой и искренней верой, и ушел, оправдывая цель своего существования в этой жизни, которая определена словами Всевышнего: «И Я создал джиннов и людей только для того, чтобы они поклонялись Мне».

***

Из послания Шейха Абдул-Халима о будущем Общекавказском Исламском Государстве:

Я пояснил, что в Исламе нет имени (должности) — президент. Есть исламские названия — Амир, Халиф, Имам, даже Султан есть. На чеченском языке, это значит руководитель, лидер.

Мы намерены привести все в полное соответствие с Исламом и над этим мы сегодня трудимся, и сообщим вам дальнейшие инструкции.

Надо понимать, что если власть президента ограничивается в пределах Чечни, то власть Амира распространяется на весь Северный Кавказ.

Я считаю себя недостойным на эту должность, и не хотел быть Амиром просто ради руководства, но стал бы им, чтобы порадовать сердца мусульман.

Итак, если мы вводим эту должность, то и правление должно быть соответственным, и это наша прямая обязанность как мусульман. Мы приняли присягу от муджахидов Кавказа и соответственно должны нести ответственность за них.

До сих пор была Чеченская республика Ичкерия, но сегодня мы думаем об изменении в этом вопросе и общекавказском государстве. Территории, за которые мы отвечали, до сих пор ограничивались ЧРИ, но теперь эти территории увеличились и мы несем ответственность за них. В политическом плане мы готовы к провозглашению общекавказского государства. Сейчас мы обсуждаем наши силы и возможности.

Все вопросы, связанные с реорганизацией государственной устройства, мы обсудили с Абу-Идрисом (Шамилем Басаевым), сообщили и другим амирам.

Мы думаем над провозглашением Исламского Государства и когда решим, что настало время, сделаем специальное заявление, и это вне всяких сомнений. Мы к этому идем.

Это будет либо Халифат, либо Имамат, но факт, что мы над этим трудимся.

Я думаю над реакцией неисламского мира на это заявление, и о положении нашей диаспоры за рубежом. Понятно, что у них могут возникнуть проблемы, но если время пришло, то оттягивать провозглашения Исламского Государства мы не можем, и я над этим думаю.

После того, как мы провозгласим, к примеру, Имамат, все институты ЧРИ будут упразднены, в том числе парламент, который находится за рубежом, они не будут представлять ЧРИ. Но кафиры наверняка попытаются использовать институты бывшей Ичкерии (такие как парламент, например) против нас. Даже на данный момент мы видим, что они, хоть и не признают нас, но все же, когда им надо, говорят об Ичкерии её руководителях и представителях.

Поэтому есть подозрения, что неверные попытаются использовать этот момент против нас. Но все равно мы будем двигаться в этом направлении.

Более того, я думаю над заявлением, в котором будет сказано, что война будет продолжена вплоть до полного освобождения исламских земель (Кавказа).

Мы над этим думаем и готовимся и когда будем готовы, то сделаем это. Поэтому мы смотрим на обстановку, изучаем ситуацию и советуемся между собой.

При первой же возможности мы должны сделать это, так как у нас нет право оттягивать указанный вопрос. Мы даже не имеем право оставлять без помощи других мусульман, которые находятся под гнетом кафиров.

Тот, кто выступает против того, что у нас Исламское Государство, он неправ по Шариату, и не может говорить об этом как мой представитель. И ни один человек не имеет права мешать тебе в этом, и мы не позволим этого никому, до тех пор, пока ты исполняешь свой долг, я хочу чтобы ты оставался при должности министра информации и печати.

Прошу приложить как можно больше усилий в этом направлении, в том числе на сайте. Делай, говори и еще раз говори, как можно больше.

На западе, конечно, будут говорить, что вот после Масхадова пришел исламист-фундаменталист изменил государственное устройство, хотя даже по их правилам, (если на них опираться), изменения (шариатские) были уже сделаны, еще при Масхадове, хотя они представляли его демократом»….

***

После Шахады Шейха Абдул-Халима была опубликована его фотография. На фото четко запечатлена запекшаяся кровь на руке в форме арабской вязи имени Всевышнего — Аллах!

Это фотография сделана сразу же после того, как враги обнаружили тело Шейха после закончившегося боя в городе Аргун. Враг еще не успел поглумиться над телом Амира моджахедов, и выставить его на всеобщее обозрение в унизительной (как им кажется) позе.

Фотография действительно удивительная. Привлекает спокойное и умиротворенное лицо лидера моджахедов, ставшего Шахидом (инша Аллах). Но больше всего поражает тот факт, что на руке Шейха Абдул-Халима запечатлено имя Аллаха — безусловный признак того, что Амир моджахедов вознагражден Всевышним подобающим для Шахида образом.

В Чечне всем известно, что кафиры и муртады всякий раз стараются изуродовать тела моджахедов, ставших Шахидами (иншааЛлах), видя на их лицах явные признаки милости Аллаха.

Тогда же сообщалось, что несколько муртадов, приблизившиеся к телу Шейха Абдул-Халима, сразу узнали его.

-Смотри на его лицо, — невольно вырвалось у одного из муртадов, который поразился явным признакам сияния (нур), исходившего от лица Шейха.

Второй, который, по всей видимости, умел читать по-арабски, тут же воскликнул:

— И на руку тоже посмотри. Там кровью отпечатано имя АЛЛАХА.

Кто-то из них успел сфотографировать Абдул-Халима с помощью телефонной камеры. Они не тронули денег (предназначенных для моджахедов), которые лежали рядом с Шейхом.

Подоспевшая к месту Шахады Шейха Абдул-Халима новая толпа муртадов и кафиров тут же принялась издеваться над телом, набросившись на деньги, выворачивая карманы, спешно запихивая их содержимое в свои. Затем тело Амира моджахедов привязали к машине и демонстративно поволокли по земле.

Говорят, что автор снимка Шейха Абдул-Халима был вынужден скрыться от своих бывших хозяев. Он же и распространил это фото с явным знамением Аллаха среди мусульман.

***

Биография Шейха Абдул-Халима

Шейх Абдул-Халим — Абдул-Халим Садулаев, сын Абу-Салама (СаIдуллин Абу-Саламан Iабдул-Хьаьлим) родился в 1966 году в городе Аргун (Устрада-ГIала) Чечено-Ингушской АССР (ныне Вилайет Нохчийчоь (Ичкерия) Имарата Кавказ).

В 1984 г. окончил одну из Аргунских средних школ.

В 1984–1986 гг. проходил срочную службу в рядах ВС СССР (служил в ограниченном контингенте советских войск в ГДР). Был уволен в запас в звании старшины.

С 1987 г. работал бригадиром ремонтников в Аргунском депо. Параллельно начал обучение на вечерних курсах «Арабский язык и исламское право» и занятия спортом (каратэ, хатхи йога).

После окончания курсов арабского языка продолжил изучение исламского (шариатского) права у ведущих чеченских алимов (богословов) из школы Имама Шафия (был знаком с трудами и трёх других великих имамов, являющихся основателями основных исламских школ — мазхабов).

В 1990 г. получил квалификацию «судья республиканской категории по каратэ».

С  1991 г. начал педагогическую деятельность, обучая Исламу чеченскую молодёжь (преподавал на курсах арабского языка).

С 1992 г. входил в состав комиссии по контролю при администрации города Аргуна.

С самого начала агрессии России против ЧРИ осенью 1994 г. активно включился в борьбу против русских оккупантов. В его доме в Аргуне находился штаб одного из подразделений чеченских ополченцев. Проникновенные речи об Исламе и призывы к священному Джихаду Шейха Абдул-Халима вдохновляли муджахидов и пополняли ряды бойцов ВС ЧРИ.

С апреля 1995 г. возглавлял специальное следственное (шариатское) подразделение при Главном штабе ВС ЧРИ (начальник Аслан Масхадов).

Осенью 1996 г. (после окончания войны) поступил на заочное отделение филологического факультета Чеченского госуниверситета (ЧГУ) и начал осваивать вторую специальность — чеченский язык и литература. Некоторое время был имамом Аргунской городской мечети.

С февраля 1997 г. стал заместителем руководителя Государственного телевидения ЧРИ по вопросам идеологии (религии) и начал заниматься углублёнными исследованиями в области исламского (шариатского) права. Исламские лекции и проповеди (даIват) Шейха Абдул-Халима, которые часто транслировались по ТВ, пользовались большой популярностью практически среди всех слоёв населения.

В 1997 г. совершил хадж (паломничество) в Мекку.

С начала 1998 г. организовал курсы «Исламское право и исламская этика», где в основном проходили переподготовку учителя общеобразовательных школ и преподаватели ВУЗов. Был имамом мечети в городе Джохар (возле магазина «Луч»).

В феврале 1999 г. Президент ЧРИ Аслан Масхадов своим указом ввёл Шейха Абдул-Халима в состав Государственной комиссии по разработке Шариатской Конституции ЧРИ (председатель Ахмед Закаев).

В 1999 г. на выборах руководства Муфтията ЧРИ (после освобождения муфтия-коллаборациониста Кадырова), которые организовал Совет алимов страны, избран первым заместителем муфтия (муфтием был избран Бай-Али Тевсиев).

С началом Второй русско-чеченской войны возглавлял Аргунский Исламский Джамаат, являющийся структурным подразделением Восточного фронта ВС ЧРИ (командующий Амир Абу аль-Валид).

Особенно ярко проявились организаторские способности Шейха Абдул-Халима в период организации обороны Агиштинского направления (сёла Агишты, Тевзана, Хаттуни, Махкеты, Сельмень-Таузень) с октября 1999 г.

С 2000 г. входил в редакционный совет газеты «Голос Джихада» (редактор Абдулла Веденский), выпускаемой подпольно.

В 2001 г. в одном из сёл Веденского района российские спецслужбы похитили супругу Шейха Абдул-Халима — Фатиму (ПетIамат) и требовали от неё сообщить местонахождение мужа (по данным чеченских спецслужб, она была зверски замучена и убита).

В начале 2002 г. Президент ЧРИ Аслан Масхадов возложил на Шейха Абдул-Халима обязанности Вице-президента ЧРИ (Ваха Арсанов был освобождён от занимаемой должности в августе 2001 г.)

Летом 2002 года на расширенном заседании ГКО — Маджлисуль Шура ЧРИ (высший орган государственной власти ЧРИ на военный период) Шейх Абдул-Халим был утверждён в должности Вице-президента ЧРИ. Он также был назначен председателем Высшего Шариатского Суда ЧРИ и руководителем Шариатского комитета ГКО-МШ.

После гибели главы Чеченского Государства Аслана Масхадова (8 марта 2005 г.) Вице-президент ЧРИ Абдул-Халим Садулаев приступил к исполнению обязанностей Президента ЧРИ, Председателя Кабинета министров ЧРИ, Верховного Главнокомандующего ВС ЧРИ, Амира ГКО — Маджлисуль Шура ЧРИ (он также по совместительству исполнял обязанности председателя Высшего Шариатского Суда ЧРИ).

В мае 2005 г. Шейх Абдул-Халим издал один из своих первых указов на посту главы Чеченского Государства и Амира ГКО — Маджлисуль Шура — о создании Кавказского фронта в структуре ВС ЧРИ, который способствовал коренному перелому ситуации на фронтах русско-чеченской войны, переросшей вскоре в русско-кавказскую.

После указа о создании Кавказского фронта Шейх Абдул-Халим официально стал первым Амиром муджахидов Кавказа, что не хотят признавать члены ЛПГ — противники Имарата Кавказ.

Стал шахидом (иншааЛлах) в неравном бою с русскими кафирами 17 июня 2006 г. в своём родном городе Аргун (Устрада-ГIала).

Владел чеченским, арабским и русским языками.

Являлся кавалером высшего ордена ЧРИ «Къоман сий» («Честь нации») и ряда других правительственных наград Ичкерии.

Был женат второй раз, детей не имеет.

Шейх Абдул-Халим вошёл в новейшую историю чеченского народа и Кавказа как активный участник исламского возрождения в Ичкерии и на Кавказе и четвёртый президент Ичкерии и первый Амир муджахидов Кавказа, ставший Шахидом, инша Аллах, в священной войне против русских кафиров и их приспешников.

Шейх Абдул-Халим пользовался огромным авторитетом и заслуженным уважением не только среди чеченцев, но и у всех народов Кавказа.

Да благословит Всевышний Аллах Газават нашего брата Шейха Абдул-Халима! Амин!

Источник: Кавказ-Центр

2 Comments

Добавить комментарий

Ваш Е-майл адрес не будет опубликован.

*

Последнее от Биография

Интервью с Муслимом Шишани

Ассаляму алейкум варахматуЛлахи вабаракятух! Представляем вашему вниманию интервью с амиром Муслимом Шишани.
Пойти Наверх